Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

211

Кроме того, он  был  чрезвычайно рациональным человеком -- а рациональней магии ничего нет.

    Араван  Баршарг  был  рыжеволос, голубоглаз и высок, с жилистым, как кора имбиря, телом. Он был  потомок  одного  из  знатных  аломских  родов,  почти совершенно истребленных при государе Иршахчане за недостаток почтительности. Сила  его  была  такова, что он рассекал деревянный болван с одного удара, и однажды, на спор, убил перед строем  солдат  пленника  --  ударом  кулака  в висок.

    Итак,  через  два дня второй помошник Адон явился к аравану Баршаргу. Тот был в скверном настроении.

    -- Сколько вам за это дали? -- спросил он о последнем ходатайстве.

    Второй помошник был правдивым человеком:

    -- Три тысячи розовых.

    Баршарг бросил бумагу обратно.

    -- Мало! Такое дело стоит в два раза больше.

    За ужином судебный чиновник показал Баршаргу донос о небесном кувшине.

    Араван брезгливо поморщился.

    -- Каких только чудес не встретишь  на  бумаге!  То  о  людях  с  песьими головами,  то  о  старостах с чистыми руками. Об одном только чуде не читал, вот уж чудо так чудо: урожай, убранный без потерь.

    Второй помошник Адон отужинал с араваном Баршангом и откланялся. Господин араван поднялся на башню управы и там долго глядел на бумаги, разложенные на столе. На бумагах была карта звездного неба, и звезды были  вдесятеро  гуще, чем двадцать лет назад, когда молодой Баршарг кончал столичный лицей. Кто бы мог  подумать,  сколько  вещей,  невидимых  просто  так, можно увидеть через стеклянный глаз Шакуника! И кто бы мог подумать, что, увидев  больше  звезд, мы не увидели в них ни больше порядка, ни больше смысла...

    Господин  араван положил жалобу в сафьяновую папку и спешно отправился во дворец к экзарху.

          x x x

    Араван  Баршарг  прошел  темным  ночным    садом    и    ступил    на    порог башенки-беседки.  Экзарх  Харсома  чуть  кивнул  ему,  приглашая  сесть. Сам Харсома сидел в глубоком кресле меж узорными  столбиками  беседки  и  слушал бумагу, которую читал его молодой секретарь Бариша.

    Пламя  одинокого  светильника  перед  секретарем  прыгало вверх и вниз, и вместе с ним прыгали на  столбах  золотые  лепестки,  унизанные  стеклянными каплями.  Потолок  и углы пропадали в терпкой благовонной темноте. Секретарь читал письмо столичного инспектора, старого учителя экзарха. Экзарх  подарил инспектору  диковинную  черепаху  с  золоченым панцирем, а тот по скромности переслал подарок в соседнюю провинцию, другу, а письмо  сунул  под  панцирь: как  ребенок,  право! Секретарь поглядывал на экзарха: не скажет ли чего. Но лицо экзарха оставалось по ту сторону освещенного пятна. Только видно  было, как  тонкие,  холеные  руки  покручивают золотое кружево паллава -- свободно свисающего через плечо конца ткани. Официальной одежде вейских императоров и членов их рода полагалось быть нешитой.

    Правило это вместе с другими припомнил двести лет назад  второй  государь династии    Амаридов,    варваров-аломов,    завоевавших    империю.  Он  принял освященное двухтысячелетней традицией имя Иршахчана, обновил  его  законы  и запретил    аломский    язык,    одежду    и  прическу.  Тогда  же  он  усыновил чистокровного вейца, будущего государя Меенуна. Экзарх Харсома тоже  не  был родным  сыном  государя.  Сын  троюродной  тетки  государя  Неевика,  он был усыновлен двенадцать лет назад. Прежний наследник, родной сын государя,  был признан  душевнобольным  и отправлен в монастырь, где никто, впрочем, ему не препятствовал бездельничать и развратничать, как прежде.

    "В Варнарайне перестали уважать отжившее, -- читал секретарь,  --  но  не научились  уважать  человека.  Города  полны  нищих  и воров, а управы кишат взяточниками. Государство

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту