Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

208

на преступника, но и на самого экзарха, обязанного присутствовать при восстановлении справедливости. Места,  однако, с нынешнего года были платные. Поэтому Шума прошел, будто по делу, во двор маслодельной управы, перемахнул через стену в саду и попал  на площадь  даром.  По  дороге  он заметил в саду в куче мусора лепешку, совсем хорошую лепешку, только один угол  сильно  оборванный;  подивился  городским нравам и прибрал было лепешку на обед, однако не выдержал и съел сразу.

    На  площади было жарко. Народу было больше, чем во всей деревне, а камней больше, чем народу. Люди были недовольны тем, что места платные.

    -- А в древности, -- сказала,  поглядывая  на  Шуму,  барышня  с  пестрым бантом  казенной  певички,  --  простой  народ бывал на суде, а не только на казни. Это ж насколько справедливей.  И  как  раз  поучиться,  как  они  все выясняют.

    Шума пересчитал бумажки в своем кармане и не поддержал разговора.

    В    этот    миг    затрубили  раковины,  оглушительно  закричал  народ,  -- далеко-далеко напротив Шумы  под  роскошный  балдахин  вступал  человек.  На человеке  была  белая  нешитая  одежда  государева  наследника  и  поверх -- шелковый паллий. Тысячи человечков, вытканных жемчугом и золотом,  сливались на  подоле паллия у ног экзарха в сплошной узор, прыгали, смеялись, -- а над ними шли ветви золотого дерева.  "Правду  говорят,  что  власть  тяжела,  -- подумал Шума. -- Один паллий, наверно, полпуда весит".

    Господин  Харсома  --  экзарх  Варнарайна,  наследник престола, был любим народом за справедливость и честность.  Толпа  восторженно  кричала.  Экзарх улыбался  в  ответ: он улыбался все время, потому что на лице его была маска из рисовой муки. Шума  не  отрывал  глаз  от  серебристой  шапки  на  голове наследника, формой напоминающей яйцо со срезанным дном.

    "Во  имя  блага  и государства!" -- сказал чиновник, огласивший приговор. Толпа подхватила слова.

    Когда народ разошелся, Шума подошел к казенному писцу в каменной  розовой будке.

    -- Я хочу вручить жалобу, -- сказал он.

    -- Основания? -- спросил писец, моргнув мутным глазком.

    --  В  нашу  деревню приплыла по воде жуткая вещь. Железная. Длина -- сто шагов. Ширина посередине -- двадцать шагов. Форма -- как  цветок  белозубки, или  как  яичко  в  подставке, или... -- Шума понизил голос, -- как шапка на голове господина экзарха, только без единого украшения. Крестьяне утаили  ее от государства и похоронили в заводи Козий-Гребень.

    -- Основания? -- повторил писец.

    Шума вздохнул и протянул писцу розовую бумажку.

    -- В одном экземпляре писать -- ничего не выйдет, -- сообщил писец.

    -- Почему?

    --  Одну  бумагу  подают  начальству.  Другую  --  бросают  в  жертвенник Иршахчану, чтоб Небесный Государь мог проследить за земными  чиновниками.  А то они совсем распояшутся.

    Шума вздохнул и протянул еще одну бумажку.

    -- Пиши в двух, -- сказал он. -- Мне что. "Во имя блага и государства".

    Писец высунул язык и застрочил по бумаге.

    --  Яичко  на подставке, -- хмыкнул он вслед оборвышу и закатал бумажку в рукав. -- Скоро грудные младенцы станут писать доносы. И откуда  только  они деньги берут?

    Шума  ждал  среди  жалобщиков  два  часа. Когда паланкин городского судьи остановился у подножья управы, Шума, толкаясь и крича, кинул свою  бумагу  в корзину  поднимавшемуся  по  ступеням начальнику. Другую бумагу он опустил в жертвенник, и та полетела вниз, к подземному огню, чтобы потом дымом  взойти на небеса.

    Чья-то рука легла Шуме на плечо, и он присел в ужасе, словно еж, попавший в бутыль.  Рядом  с  ним стоял бывший деревенский кузнец, недавно уехавший в город.

    -- Дурачок, -- сказал кузнец. -- Когда подаешь прошение, второй бумаги

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту