Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

200

конем стелили дорожку  из цветных  квадратов,  пели  мальчики,  люди  были  расставлены  в  надлежащем порядке, как фигурки для "ста полей". На Арфарре был длинный бирюзовый плащ, затканный золотыми шестиугольниками и пчелами меж веток  и  листьев.  Из-под плаща  едва  выглядывал зеленый монашеский паллий. На поясе у Арфарры висела круглая  яшмовая  печать.  Такие  плащи  полагалось  носить  отправленным  в провинцию чрезвычайным посланцам государя Великого Света.

    Даттам  обернулся  от окна и увидел, что глаза Ванвейлена открыты, хотя и безумны.

    Даттам поговорил с Ванвейленом полчаса, велел своим людям  не  пускать  в покои даже муху, не только Арфарру, и спустился вниз.

    Церемония  встречи  только  что  закончилась. Даттам вдруг со злорадством сообразил, что никто не  осмелился  нарушать  заведенного  чина  и  сообщать дурные  вести:  и  жертву  боги  не  примут,  и советник Арфарра обидится за традицию.

    Даттам подождал, пока  советник  распутает  последний  из  церемониальных узлов, увлек его в сторону и сказал:

    --  Если  вам еще не сообщили: в храме Виноградного Лу лежит Неревен, и в спине у него -- кинжал Белого Эльсила. Если хотите, можете вытащить.  Далее: Неревен  перед смертью рассказал Кукушонку все о вас, об экзархе, о засаде в Золотой Горе, и даже о том, что вы его тоже велели  убить.  Далее:  советник Ванвейлен  жив,  а  Хаммар  Кобчик подох, и хотя Ванвейлен изрядно надышался эфира -- Кукушонок его спас, потому что Кукушонку очень  понравился  рассказ Неревена о последнем разговоре между вами и Ванвейленом.

    Даттам развел руками и сказал:

    -- Это, собственно, все.

    И это действительно было все, что Ванвейлен рассказал Даттаму.

    -- Из этого следует, -- прдолжал Даттам, что вы через два дня вернетесь в империю, а вот дамба ваша останется на месте.

    И поскакал со двора.

    Даттам ехал Мертвым городом. Но Мертвый город был теперь ложным именем -- весь  застроен  домиками  и усадьбами, а в промежутках -- палатки, землянки, котлы.

    Даттам ехал и думал, что хорошая повивальная бабка может принять роды и у мертвеца. Шодом Опоссум, Киссур Ятун -- тоже вполне нормальные люди.

    В замке стоял стон и крик, и еще  точили  оружие.  Киссур  Ятун  встретил Даттама  с  плачем, провел его к столам, составленным посреди двора. Мертвый Марбод Белый Кречет  был  по-прежнему  дьявольски  красив.  Эльда-горожанка, овдовевшая второй раз за два месяца, сидела у окна в той же нарядной юбке, и никто не осмеливался велеть ей переодеться.

    -- Она думает, что он еще оживет, -- шепнул Киссур Ятун.

    -- Я тоже так думаю, -- сказал Даттам.

    --  Вы  были правы, -- сказал Киссур Ятун, -- удержав меня от того, чтобы убить Ванвейлена. Обвинитель Ойвен предложил прекрасную идею:  судить  убийц публично,  его  и  Арфарру.  Против  империи  надо  бороться  ее собственным оружием!

    Даттам внимательно оглядел Киссур Ятуна и сухо сказал:

    -- Друг мой! Вас кто-то обманул. В империи не бывает публичных судов,  -- только публичные казни.

    -- Ну все равно! Клайд Ванвейлен еще не очнулся?

    Даттам, однако, не расслышал последнего вопроса и спросил:

    -- А где обвинитель Ойвен?

    Обвинитель  Ойвен говорил в серединной зале, и Даттам долго и внимательно слушал его из-за колонны.

    Киссур Ятун стоял рядом и глядел, нет  ли  каких  упущений  в  убранстве: челядь  крепила  красные  траурные  ленты  к  рукоятям мечей, развешанных по стенам, раскрывали окна, чтоб духи ходили свободно.

    --  А  что    это,    --    спросил    Даттам    минут    через    двадцать    -- "делопроизводитель"?

    Киссур Ятун молчал озадаченно, потом сказал:

    --  Ну,  --  писец, секретарь... Как это вы не знаете? Брат мой был прав, надо поделиться властью с горожанами,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту