Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

198

А что вы сделали с Неревеном?

    --  А  что  мы  могли  с  ним сделать? -- возмутился Марбод. -- Он же как разбитое яйцо: и дома не оставишь и в дорогу не возьмешь.

    -- Да, --  сказал  тихо  Ванвейлен,  --  убить  безоружного  королевского советника  -- это, видите ли, крах политической карьеры, а убить безоружного мальчишку... Впрочем, ладно.

    Марбод  снял  кое-как  с  убитого  стражника  плащ,  подоткнул  его    под Ванвейлена  и помог тому сесть. Советник явно не мог еще идти, и руки-ноги у него были холодные. Кроме того, Хаммар  Кобчик  был  еще  жив,  и  Кукушонку хотелось посмотреть, как умрет его кровник.

    --  Что  же,  --  сказал  Кукушонок, сев рядом с Ванвейленом, у каменного цветка, -- можете вы устроить Арфарре потеху, как в Голубых Горах?

    -- Прежде всего, -- сказал Ванвейлен, -- надо окружить  и  отбить  дамбу. Она вся нашпигована динамитом.

    -- Чем? -- спросил Марбод.

    -- Такой штукой, от которой взрываются даже скалы, как это было у Даттама в Голубых Горах. В случае чего, мы еще закидаем этим динамитом весь храм.

    -- Не надо закидывать храм, -- сказал Кукушонок. -- Господин Даттам и так не знает,  с какой стороны лепешка масляней. Он к нам перебежит быстрей, чем утка переплывает заводь.

    -- Да. Вы правы, -- сказал Ванвейлен. -- Это очень  важно,  даже  важней, чем  выборный совет. Будет время -- это мы будем ввозить в империю не меха и не шерсть, а готовую ткань... Еще, --  сказал  Ванвейлен,  --  надо  догнать позавчерашний  караван  и  вернуть  моих товарищей. Нечего им ходить одним в империю. Если экзарх Харсома здесь умел свой дела устроить, он  у  себя  под носом  разберется,  что  к  чему...  Впрочем, нам скоро придется нанести ему вооруженный визит. Есть в империи одна штучка, я очень не хочу ее  оставлять в любопытных лапах экзарха... Если она уже не пробыла в них слишком долго.

    Ванвейлен  говорил  все  тише и тише, наконец, выдохся и замолк. Ему было холодно, одежда липла к потной  коже.  "Какой  же  дрянью  меня  опоили,  -- подумал он. -- Видно, это не просто эфир". Вслух он сказал:

    --  Да,  коготок увяз -- всей птичке пропасть. Вы, однако, не можете дать мне воды?

    Кукушонок поднялся, нашел на полу довольно большой черепок, принюхался  к ближней  луже:  вода  была  зеленая и старая, но вполне пригодная для питья. Кое-как окунул черепок в лужу и стал поить Ванвейлена.

    -- А мне? -- сказал в углу Хаммар Кобчик.

    Кукушонок подумал, что тот скоро умрет, и нехорошо отказывать мертвецу  в просьбе.  Кукушонок  наполнил  черепок  и  отнес его Кобчику. Тот завозился, приподнимаясь, протянул руку.

    -- Это, -- сказал он слабо, -- за ваш успех. Ваш и чужеземца!

    Однако не удержал черепок, выронил и  разлил.  Кукушонок  отыскал  другой черепок,  но  на  этот  раз  встал  на  колени и нагнулся над умирающим. Тот напился.

    -- Жалко, однако, -- сказал Кобчик, -- что во  главе  такого  дела  будет стоять мой кровник.

    Тут он вскинул руку с кинжалом и всадил его Кукушонку точно в сердце.

    Последнее,  что заметил Кукушонок, падая, была страшная белая вспышка, -- но тут уже трудно было решить, отчего она.

          x x x

    Через час Даттам с товарищами вломился  в  подземный  храм.  Посмотрел  и сказал:

    -- Все -- померли.

    Померли,  однако,  не  все.  Советник Ванвейлен был только без сознания и даже не оцарапан, а на кинжале в  его  руках  не  было  ни  капли  крови.  В остальном  крови  было  много,  рубка  была  большая, мечи напились вдоволь. Всего, однако, труднее было понять, кто и как убил Хаммара  Кобчика,  потому что  его  сначала  смертельно  ранили,  а потом развалили страшным ударом от головы до бедра, меж тем как у Кукушонка меча не было, а Эльсил лежал далеко и умер

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту