Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

195

храм, другого хода нет. Я вас там научу, где спрятаться, потому что  вы  без меня  и в храм не попадете, и в храме пропадете, и нас будет трое против них двоих.

    Неревен говорил быстро. Он понимал: если не все рассказать  --  Кукушонку не понадобится живой Ванвейлен. Если все рассказать -- Кукушонок возьмет его с  собой проводником. А потом, когда освободят Ванвейлена, -- тот никогда не позволит убить Неревена. Он такой, -- добрый, как зимородок.

    -- Не трое против двоих, -- горько сказал Неревену  Эльсил,  а  один  меч против двух мечей.

    --  Да, ты хорошо придумал, -- сказал Марбод. -- Но я придумал еще лучше. Золотой Горы я, правда, не знаю, -- а вот ятунов  храм  и  без  тебя  найду. Стало  быть,  все  правильно предсказала мне колдунья, что в родовом храме я найду солнечный меч... А вот времени у меня мало -- это ты прав.

    Тут-то Неревен хотел закричать, да разве успеешь?

    У Эльсила с собой было два кинжала, и один он оставил в  спине  Неревена. Во-первых,  чтобы зря ни на кого не думали, во-вторых, чтобы отвести беду от нарушенного слова. Ну и, конечно, кто вытащит  кинжал,  тот  берет  на  себя месть, если найдутся охотники.

    Через  час  полезли  в  Золотую  Гору.  Эльсил  видел,  как  трудно лезть Кукушонку, и подумал: "Хаммар Кобчик -- кровный враг Марбода... Стало  быть, он мне не позволит убить его, будет драться сам, с такими руками".

    И сказал вслух:

    --  Вот  я  гляжу  на Даттама и Арфарру, и сдается мне, что магия второго рода сильно портит человека. И если советник Ванвейлен в  ней  сильней,  чем они,  то  как  бы  ты  не раскаялся, связавшись с ним. То-то он третьего дня бранился, что мы смотрим на жизнь, как  на  поединок.  В  поединке,  однако, спорят на равных, а если сыпать с воздуха голубые мечи...

    Марбод ответил:

    --  Молчи! Я-то угадал с самого начала, что чужеземец может мне помочь. А он -- не угадал.

    Усмехнулся и прибавил:

    -- А Хаммара Кобчика постарайся застрелить первым. Потому что есть в мире вещи поважнее моей чести.

          x x x

    В это самое время, в час, когда ставят вторую закваску для  хлеба,  через два часа после того, как Марбод Кукушонок и Белый Эльсил незаметно уехали из замка, в замок явился Даттам.

    Увидев, сколько вооруженных людей вокруг, Даттам сделался очень задумчив.

    Даттам, как и никто вокруг, не понимал, что происходит, однако, в отличие от многих,    отдавал  себе  в  этом  отчет.  Он  знал,  что  историю  нельзя предсказывать, и именно поэтому можно делать.

    Неожиданная прыть городских властей немало поразила его. Короли и  прежде приглашали  бюргеров в свой совет. Расходы на поездку приходилось оплачивать городу, представитель города вез королю подарки и привозил известие о  новом налоге,  и немудрено, что эта повинность была из самых ненавистных. А теперь граждане Ламассы торопились сказать, что от них представителей  должно  быть втрое больше, чем от прочих.

    Даттам  посматривал  на  юго-восток,  в  сторону  дамбы,  и  понимал, что холодная вода смоет весь их пыл, но, заодно, и доброе имя Арфарры.

    Даттам всю ночь разглядывал  мысль  Кукушонка,  как  привык  разглядывать мысль,  кипящую  в  пробирке:  выйдет прибыль или не выйдет? "Я ведь хорошая повивальная бабка", -- думал он.

    В конце концов Даттам решил, что выборные представители  ничуть  не  хуже вассальных    рыцарей.  Стоить  Даттаму  они  будут,  конечно,  дороже.  Зато преимущество их в том, что свои, то  есть  оплаченные,  решения,  они  будут навязывать  стране  не  мечом,  а  словом, и что такой механизм контроля над законами если и не менее разорителен, чем казенная инспекция, то, во  всяком случае, менее разрушителен, чем гражданская война.

    Основные сомнения, мучившие Даттама,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту