Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

179

во  всем мире было бы одно народовластие.

    Облили помост маслом, погадали на черепахе -- знамения были благоприятны. На Весеннем Совете имел право выступать каждый свободный человек, и, пока он держал  в руках серебряную ветвь, никто не мог его унять. Почему-то, однако, простые общинники редко брали в руки серебряную ветвь.

    И сейчас первым говорил королевский советник Ванвейлен.

    Советник Ванвейлен зачитал соборное прошение от  городов  и  присовокупил свои слова.

    Советник  Ванвейлен  говорил и глядел то снизу вверх, на народ, то сверху вниз, на королевский дуб.

    У левой ветви сидел советник Арфарра, и кивал ему,  а  слева  от  Арфарры сидел обвинитель Ойвен и очень вежливо улыбался.

    Дело  в  том,  что  городское  прошение  должен был зачитывать обвинитель Ойвен. И это было, конечно, естественно, что прошение зачитывает человек  из самого  крупного  города  и  представитель  Ламассы в королевстком совете. И говорить Ойвен умел хорошо, и выглядел бы хорошо в строгом черном кафтане  и с  серебряной  ветвью в руках. Одно было плохо: то, что вчера, как всем было известно, господин Даттам взял обвинителя Ойвена за воротник  и  размазал  о столб для коновязи. И хуже всего было даже не то, что обвинитель после этого не  выхватил  меч  и не бросился на Даттама, -- тут уж как случится, бывает, растеряется человек. Хуже всего было то, что сам Даттам и не  подумал  брать меч и резать Ойвена, а так, сгреб и притиснул.

    Лучше всего было бы, выступать, конечно, самому Арфарре-советнику, но тот никогда  не  мог перебороть свойственную подданному империи боязнь публичных выступлений. И правильная, между прочим, боязнь.  Вот  поругайся  Арфарра  и Даттам вчера с глазу на глаз, и что бы было? А ничего бы не было.

    Мог  бы, конечно, прочитать прошение представитель другого города. Но тут бы пошли страшные склоки, потому что каждый город  королевства  считал  себя вторым после Ламассы.

    И поэтому прошение огласил советник Ванвейлен.

    Его  слова  всем настолько пришлись по душе, что, когда он закончил, люди подставили щиты, чтоб ему не спускаться с помоста на землю, и  так  понесли. Ванвейлен запрыгал по щитам, как по волнам, и подумал: "Весенний совет имеет такое  же  отношение  к  демократии,  как  золотая ярмарка к рынку. Облеките законодательной властью вооруженный митинг..."

    Выпрямился и еще раз закричал:

    -- Люди объединились в общество, чтобы пресечь войну всех против всех,  а сеньоры смотрят на жизнь как на поединок...

    Все  вокруг  закричали установленным боевым криком радости. А потом вышел Марбод Белый Кречет. На нем  был  белый  боевой  кафтан,  шитый  облаками  и листьями, и белый плащ с золотой застежкой.

    Даттам  издали  увидел  его,  хлестнул  подвернувшийся  камень  плеткой и сказал:

    -- Так я и знал, что сегодня он хромать не будет.

    Марбод вспрыгнул на помост, взял в руки серебряную ветвь и сказал:

    -- Много слов тут было сказано о  своеволии  знати  и  о  ее  сегодняшнем прошении  --  раньше,  чем  оно было зачитано. И гражданин Ламассы Ванвейлен даже сказал, что не меч, а топор палача ждет тех, кто такие вещи  предлагает народу и королю.

    И  знатнейшие  люди королевства, подумав, решили, что гражданин Ванвейлен прав, и отказались от своего прошения.

    Две вещи сказал гражданин Ванвейлен. Один раз он сказал,  что  не  всякое своеволие  называется свободой и что тот, кто хочет свободы для себя, должен хотеть ее для других. В другой раз он сказал, что  сеньоры  хотят  права  на гражданскую войну, и что скверное это средство для соблюдения закона.

    И я думаю, что гражданин Ванвейлен прав.

    И  я думаю, что если знатный человек хочет, чтоб королевские чиновники не отнимали насильно его имущество,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту