Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

177

целую кучу накидок и стали мерять.

    Неревен спросил:

    --  А  правду  говорят,  что Марбод Кукушонок взял вдову суконщика второй женой?

    -- Ах, вот  как,  --  сказала  Айлиль,  и  тут  же  разбранила  служанку, ползавшую  у  подола:  та невзначай уколола ее булавкой так, что на глазах у Айлиль выступили слезы.

    Ни одна из накидок Айлиль не угодила. Наконец, взгляд королевны  упал  на неревенову  вышивку:  белую,  плетеную.  Неревен  свивал  последних паучков: послезавтра уходил в империю храмовый караван, и с  ним  вместе  подарки  от короля будущему шурину и, кстати, неревеново рукоделье.

    Девушка  накинула  покрывало  на  плечи,  повертелась  перед  зеркалом  и сказала:

    -- Подари!

    Неревен побледнел и покачал головой.

    Айлиль закусила губу, потом сняла с себя жемчужное  ожерелье  и  обмотала его вокруг шеи Неревена.

    Неревен готов был заплакать.

    --  Сударыня! Я по обету шью его в храм Парчового Бужвы! Я... я... обещал ему три таких покрова... Два отослал, это последний...

    И Неревен действительно расплакался.

    Девушка стояла в нерешительности. Ей вдруг очень захотелось покрывала, но и бога обидеть было неудобно. Айлиль  снова  закружилась:  серебряные  знаки обвили  ее  с  головы  до  пят.  Айлиль  замерла  от  сладкого святотатства: покрывало, посвященное богу, напоенное светом, теплом и  тайным  смыслом  от старых знаков, утративших значение и потому трижды священных.

    --  Ну,  хорошо,  --  сказала грустно Айлиль, -- оставь мне его на ночь и день: я его сама уложу в походный ларь.

    Тут Неревен не посмел отказать.

          x x x

    А вечером, когда Айлиль продевала вышивку сквозь золотое кольцо, в окошко влетел камешек. Девушка вспомнила про Зимнюю Деву, обернулась белым покровом и сбежала в сад.

    Рододендроны у бывшего Серединного Океана цвели золотым и  розовым,  а  в кустах  ее ждал Марбод Кукушонок. Марбод взял ее за руки и хотел поцеловать. "Интересно, сколько раз он так в тюрьме целовал ту, другую,  горожанку",  -- подумала она.

    --  Говорят,  --  спросила  Айлиль,  --  вы  берете  к  себе  в дом вдову суконщика?

    -- Говорят, --  спросил  Кукушонок,  --  вы  выходите  замуж  за  экзарха Варнарайна?

    -- Мне велит брат, -- ответила девушка.

    Тут Марбод засмеялся своим прежним смехом и спросил:

    -- А если брат велит вам выйти за меня?

    Айлиль  склонила  голову  набок и вдруг поняла, что Кукушонок не шутит, а знает способ заставить короля отказаться от сватовства.

    -- Экзарху Варнарайна, -- продолжал Марбод, -- тридцать шесть лет, у  вас будет шестилетний пасынок, он и станет наследником.

    Айлиль сняла с цепочки на шее медальон и стала на него глядеть. Ночь была светлая:  портрет в медальоне был виден в малейших чертах. Девушка взглянула на Марбода, -- а потом на портрет. Кукушонок сидел, завернувшись в плащ,  на краю  болотца  с  кувшинками:  на нем был пятицветный боевой кафтан с узором "барсучья пасть", и на плаще  поверх  --  золотая  пряжка.  Рука  лежала  на рукояти  меча.  Рукоять  перевита  жемчужной  нитью, и рукав схвачен золотым запястьем... Глаза его, голубые, молодые и  наглые,  которые  так  нравились Айлиль,  снова  весело  блестели  в лунном свете. "И стрелы его, -- подумала Айлиль, -- подобны дождю, и дыханье его коня -- как туман над полями, и тело его закалено в небесных горнах..."

    А портрет? Марбод  сказал  правду:  экзарх  Варнарайна  был,  --  странно думать, -- лишь на год младше Арфарры-советника. На портрете, однако, следов времени  на  его  лице  не было: художник выписал с необыкновенной точностью большие, мягкие, жемчужные глаза, которые глядели прямо на тебя,  откуда  ни посмотри.  Экзарх  был в белых нешитых одеждах государева наследника: просто

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту