Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

175

чем грабителей...

    Даттам замолчал и  повернулся,  чтоб  идти,  но  тут  заговорил  советник Арфарра.

    --  Да,  --  сказал,  усмехаясь, Арфарра. -- Это вы научили знать обирать крестьян, чтобы купить шелка, это вы  добились,  что  страна  кишит  нищими, которые  продают себя в рабство за гроши, это вы научили сеньоров торговать, но при этом оставаться сеньорами... Я понимаю, -- продолжал Арфарра  --  вам выгоднее    иметь  дело  с  насильниками  и  монополистами.  Дай  вам  только возможность -- и вы бы задушили городские цеха, как котят, и  установили  бы цены, от которых покраснеют даже перья белых кречетов.

    --  Что  ж,  --  сказал  Даттам.  -- Это правда, что вам нужны города для борьбы  со  знатью.  Верю  даже,  что  король,  победив  знать,    будет    им покровительствовать,  потому  что  бюргеры смирны и не гневливы. Может быть, король    даже    понимает,    что,    поощряя    города,    он    поощряет    общее благосостояние... Верю, что король задушит города не по злобе, а так. Просто будет  нужда  в  деньгах,  он  и  обложит  их  налогами. Это -- как вино при пьянице: если рядом стоит бутылка -- не удержится, хоть и знает,  что  лучше не  пить...А нужда в городских деньгах придет очень скоро, потому что король спит и видит, как завоевать империю, а король видит те сны, которые  вы  ему показываете, советник.

    Тут,  надо  сказать,  толпа  притихла,  только слышен был какой-то треск; Даттам оглянулся: позади него стоял бургомистр,  прижимая  к  животу  связку священных  прутьев, и в забытьи ломал один прут за другим. Глаза у него были широко открыты. Рядом с бургомистром стоял королевский  советник  Ванвейлен, тоже  белый,  как  яичная  скорлупа.  Даттам  усмехнулся,  вскочил на коня и ускакал со своими людьми.

    А советник Арфарра наскоро благословил дом и отбыл во дворец.  Во  дворце Арфарра  усадил  Ванвейлена за столик со "ста полями", и Ванвейлен рассказал ему о своем визите к Кукушонку. А потом Арфарра сломал  костяную  фигурку  и заплакал.

    Ванвейлену  стало  страшно, потому что людей из Великого Света, в отличие от местных рыцарей, он плачущими не видал, и ему  не  хотелось  бы  быть  на месте того, кто заставил советника плакать.

    А Даттам поскакал от милосердного двора прямо в замок Ятунов.

    Хозяин,  приветствуя Даттама, обреченно взглянул вправо. Даттам покосился глазами: красная анилиновая лужа. Даттам почувствовал раздражение, тем более законное, что это он, Даттам, выучился красить  ткани,  прежде  чем  Арфарра вздумал красить снег.

    Впрочем,  тут  Даттам  усмехнулся  и  подумал:  не  задирайся! В том, что касается открытий, он был плохой матерью, но хорошей повивальной  бабкой,  и знал  это.  Был у Даттама такой дар: посмотрит на идею и видит, принесет она прибыль или нет. Ошибался редко. "Все равно, -- подумал Даттам,  ничего  мне Кукушонку  не  объяснить, не обидев экзарха, и храм, и самого себя. Все, что он поймет, это то, что снег испортил Арфарра-советник, а это он и  без  меня знает."

    Прежде  чем  расцеловаться  с Киссуром Ятуном, Даттам спросил воды вымыть руки:

    -- А то, -- сказал он, -- за дохлую крысу подержался.

    Даттам прошел меж гостей, прислушиваясь к речам, и подумал: "Идиоты! Речь идет об их существовании, а они..."

    Даттам вспугнул у Кукушонка адвоката, защищавшего  его  в  суде.  Адвокат раскланялся  и пропал. А Кукушонок, хромая, подошел к столу и закрыл толстый свод законов. Даттам вспомнил, как сам переменился после тюрьмы, и  подумал: "Да, вот уж кто ненавидит и Арфарру, и горожан".

    Даттам  начал с того, что пересказал свой разговор с Арфаррой-советником, и при имени Арфарры Кукушонок побледнел и часто задышал. "Эге",  --  подумал Даттам.

    --  Вы  ведь,  конечно,  знаете,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту