Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

170

страшны были Даттаму ни законы про "твое" и "мое" , ни замки с сеньорами  --  но  вот  свободное  предпринимательство    и    антитрестовское законодательство  --  этого несостоявшийся государь Иршахчан вынести не мог. Этот человек был: и кабана съест, и про муху скажет: "тоже мясо".

    Даттам старался, чтобы все от него зависело. Поэтому-то держал мастерские только в империи -- хранил монополию.  Поэтому-то  лично  ездил  по  местным горам.  А  вот  пропади  Даттам,  помри,  например,  от шального вируса -- и пропадет  половина  торговых  связей...  Даттаму  хроническая  анархия  была выгодна -- он плавал только в мутной воде. Как вокруг не было государства, а была    личная    преданность    --    и    предательство,    так    и    свободного предпринимательства не было, -- а были личные торговые связи.

    Даттам вроде бы смирился с тем, что происходит в королевстве -- показывал когти и ждал, сколько ему предложат. И поэтому, когда  приходил  жалобщик  и говорил,  к примеру, что Шамаур Рысий Хвост окружил его хутор, похватал слуг и служанок, а его самого с женой повесил коптиться над очагом,  пока  подлые люди  не  откроют  кубышки  и  не  напишут  дарственную -- тогда дарственная соответственным  образом  пересматривалась.  А  когда  жалобщик  приходил  и рассказывал  то  же  самое  о людях Даттама, -- тогда приходилось утереться, сложить жалобу в особый ларец и велеть  ждать.  Часто  Арфарра  давал  таким людям земли за дамбой.

          x x x

    Марбод Кукушонок очень изменился. Он привык спать в грязи -- но при мече. Привык  быть  рядом  со  смертью,  но знал, что песня о его смерти будет без хулы.

    Еще в тюрьме он вытребовал  от  адвоката  копию  Шадаурова  соглашения  и нынешней  петиции.  Переписал  их  собственноручно,  потом позвал адвоката и велел толковать каждое слово.

    Адвокат толковал, молодая вдова суконщика сидела возле постели и вышивала шелковый значок, в жаровне бегала саламандра.

    Адвокат кончил, Марбод взял бумагу, разодрал ее и кинул в жаровню.

    Вдова всполошилась:

    -- Грех выкидывать написанное! -- кинулась подбирать клочки.

    Марбод улыбался с подушек. Один король подписал Шадаурово соглашение, "по нашей воле и совету знатных людей", а другой король -- разорвал и  сжег  "по нашей воле и воле народа".

    Слова! В какую сторону слово поверни, в такую оно и смотрит... Слова! Без костей, как язык... А чародеев побеждают лишь их собственным оружием.

    --  Но  почему  же  тогда,  --  громко спросил Марбод, -- законы Золотого Государя не пропали  вместе  с  империей,  а  закон  на  языке  сеньоров  -- разорвали и сожгли?

    Адвокат кашлянул.

    -- Гм, -- сказал он. -- С формально-юридической точки зрения это вовсе не закон.  Это  просто  мирный  договор  между Шадауром Аломом и Дехкат Ятуном. Дехката убили, и договор сгинул.

    Ах, да совсем не в формальностях дело...

    За порогом  камеры  молодая  женщина  нагнала  адвоката  и  справилась  о старинном  законе,  требующем  от  убийцы  женитьбы  на  вдове убитого, чтоб восполнить убыток кормильца.

    Адвокат сухо сказал, что он в данном случае вряд ли применим.

    -- Только если выдать замуж за вассала...

    Женщина свесила головку и пошла, глотая слезы и запрятав в рукаве  клочки бумаги, исписанной его рукой, к знакомой колдунье.

          x x x

    Марбода  Кукушонка  выпустили из тюрьмы за пять дней до Весеннего Совета. Обвинение в сожжении корабля отпало, а за  убийство  суконщика  он  заплатил тройную виру.

    Вдова  суконщика  уехала  с  ним,  и говорили, что Марбод берет ее второй женой. Люди знатные при известии о столь неравном браке  качали  головами  и говорили,  что  Кукушонку  многое можно простить. В семье суконщика и в цехе ничего подобного не подозревали

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту