Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

161

за Даттама.

    -- Так, -- сказал Бредшо, -- а за свободу ты драться не будешь?

    Каани возмутился про себя, потому что свобода была  вещью  увлекательной, но  убыточной, как охота на людей. За то, чтобы не ходить в ополчение, Каани каждый год отдавал пять соболей. Столько же -- за то,  чтобы  не  ходить  на суд.  За  неявку  на сегодняшнее собрание, однако, назначили тройную виру, и притом Латто Голошейка велел  собираться  всем  своим  людям.  Притом,  будь община под графом, ее бы никто не трогал, а так каждый год устраивали засады и грабили.

    Охотник  Каани  всего  этого,  конечно,  не  сказал,  но  все-таки сказал достаточно.

    -- Так что же, -- спросил Бредшо, -- если  посад  потеряет  свободу,  так никто об этом и не пожалеет?

    Каани хлестнул лошадь и сказал:

    -- За других не скажу, а я не пожалею.

    Выехали  из леса, миновали рудники, стали спускаться к озеру. Тут страшно ухнуло, налетел вихрь, в небе закружились золотые мечи, всадников  побросало на землю.

    Путники повскакивали на ноги, и увидели, что озеро мелеет.

    -- Клянусь варайортовым брюхом, -- сказал охотник Каани, -- если бы озеро осталось  цело,  --  многие  бы  получили сегодня отметины на память. А так, может быть, все обойдется.

    А Бредшо встал, отряхнулся, оправил на поясе меч и сказал:

    -- Я гляжу, господин Даттам неплохо разбирается  что  к  чему  в  здешних местах, и не стоит посторонним соваться в чужие дела.

    В этом он, конечно, был прав.

          x x x

    Когда  вода  уже  схлынула,  Даттам  и граф подошли к желтой катальпе. На Даттаме был паллий,  затканный  золотыми  листьями,  и  накидка  из  птичьих перьев,  а  на  графе красный лакированный панцирь и боевой кафтан, расшитый узором из рысиных пастей и ушей.  На  поясе  у  графа  был  меч  Белый  Бок, украшенный  золотой  и  серебряной  насечкой,  который подарил ему Даттам. У Даттама тоже был меч, однако под накидкой было не видно, как он  украшен.  С ними были люди, и среди прочих -- Бредшо. Бредшо ничего не говорил.

    Под  желтой  катальпой  на  скамье  закона сидел Шамми Одноглазый. Он был самым умным человеком из тех, кто не может предвидеть  будущее,  потому  что никто  не  мог  отвести  ему  глаза.  Он  был  тройным  судьей  и  человеком влиятельным. Рядом сидел его брат,  служитель  Варайорта,  и  еще  несколько уважаемых людей, а слева и справа стоял народ.

    Шамми сидел, весь обсыпанный желтыми цветами, потому что он все это время не двигался.

    -- Ну что же, -- спросил Даттам, -- кончим ли дело миром?

    -- Назовите ваши условия, -- сказал Шамми.

    Тогда Даттам оперся, как полагается, на резной посох для тяжбы, и сказал, обращаясь к народу:

    --  Я так думаю, -- сказал Даттам, -- что не стоит спорить, Варайорту или Шакунику должны принадлежать рудники, а надо записать, что это -- один и тот же бог. Надо отдать рудники в лен  графу,  чтобы  тот  охранял  и  судил,  а собственность  каждого  должна остаться неприкосновенной. И еще я думаю, что тот, кто с этим не согласен,  хочет  не  общего  блага,  а  жадничает  из-за судебных сборов и прочих выгод.

    Тогда Шамми Одноглазый встряхнулся так, что все цветы слетели на землю, и сказал:

    -- Сдается мне, что многие захотят узнать: было ли чудо или чуда не было.

    А другой тройной судья возразил:

    --  В  словах закона, однако, нигде не сказано, что озеро должно пропасть чудом, так что какой от этого прок?

    Шамми встал с лавки и сказал:

    -- Ты родился на  циновке  для  еды,  Даттам.  И  все  же  я  думаю,  что сегодняшний день принесет тебе большую неудачу.

    Даттам  тогда  вытащил  меч:  рукоятка  меча  была  перевита  жемчугом  и изумрудом, а по клинку шла головастиковая надпись.

    -- Выбирай, Шамми, --  сказал

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту