Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

147

На него навалились, оглушили дубинкой...

    А Даттам отбился, поймал крестьянского  коня,  или  кобылу,  --  бог  его знает,  что  это  было,  с  веревочным  мешком  вместо седла, -- и ускакал к деревянному храму, вокруг которого уже составляли полукругом повозки.

          x x x

    Бредшо очнулся скоро, связанный.

    Рядом с Бредшо сидел Торхерг Бычья кость, из тех, что месяц назад гонялся вместе с Марбодом Кукушонком за  ржаными  корольками.  Торхерг  был  сильным воином,  и  попался  только  потому,  что  не  вынул  из ножен меч, не желая осквернить отцовскую сталь кровью грязных крестьян.

    Вечерело. Срубленные кипарисы  пахли  совсем  по-свежему.  Бредшо  глядел туда,  где  Даттам составил повозки вокруг почерневшего храма. "Сволочь!" -- думал  Бредшо:  было  видно,  что  по  приказу  Даттама  не  столько  копали укрепления,  сколько  разгружали и сносили обратно за мост добро. Было ясно, что на пленников Даттаму наплевать: перенесет товар,  перерубит  мост  через расселину и останется на той стороне.

    Рядом  с  Бредшо человек в вывороченном кафтане, которого Даттам выбил из седла, кричал на мужика:

    -- Я же говорил: не бросаться на караван,  пропустить  повозки,  обрубить мост! Ведь они же в ущелье были бы, как еж в кувшине! А теперь что?

    Собралось  много  людей,  детей и женщин. И женщины, и мужчины были одеты одинаково, по-местному: капюшон, прорези вместо рукавов, между ног застежка. Если бы не столько женщин -- все походило бы на народное собрание.

    Всего пленников  было  шесть,  крестьяне  стали  нанизывать  их  на  одну веревку,  так  что  пленники  напоминали  связку священных пирожков, которые раздают в храме Золотого Государя.

    Стали было связывать и Торхерга Бычью Кость. Тут кто-то вгляделся в  него и спросил:

    --  Ага,  это  ты  вместе  с Марбодом Кукушонком жег божий храм в Золотом Улье?

    Люди загомонили. Человек в вывороченном кафтане попытался было вступиться за пленника: набежали, однако,  бабы,  стали  тискать,  вырывать.  У  женщин ничего  не  было,  кроме  веретен, которые они принесли с собой, чтоб сжечь: этими веретенами они и искололи дружинника до смерти. Так что мало  чего  не исполнилось из пригрезившегося Торхергу.

    Человек  в  синем  вывороченном  кафтане  объявил, что к вечеру крестьяне будут невидимыми и неуязвимыми, и еще  сказал,  что  у  него  есть  чудесное оружие. Крестьяне прыгали вокруг лагеря и кричали, чтобы грешники сдавались, а  пленников  отвели  на  верхушку скалы и подвесили там, как связку сушеных карасей, пока лагерь не взят.

    После этого человек в  вывороченном  кафтане  стал  проповедовать  против шерсти  овец  и  лам,  и  пообещал,  что  в  будущем мире шерсти не будет, а имущество будет общим.

          x x x

    А в лагере происходило вот что: люди Даттама отлили какого-то  пойманного мужика  водой,  поставили  на  колени  и  привязали  к  черному  столбику  у деревянной колоннады.

    Стали  допрашивать  мужика,  --  тот  молчал,  только  воротил  глаза  от бесовского храма.

    Брат Торхерга Бычьей Кости сказал:

    -- Надо принести его в жертву храмовому знамени.

    Даттам ничего не сказал, только велел молиться и носить кладь через мост, а сам  отслужил  молебен,  погадал  на  свежей  печени  и объявил, что все в порядке. Кто-то сказал:

    -- Мы ведь едем в гости к Варайорту. Быть того не может, чтоб он  нам  не помог.

    Многие,  однако,  сильно  боялись  крестьян  и  того,  что  они  кричали. Рассказывали о том, что видел Торхерг.

    Племянник графа сидел и чертил палочкой на песке. Даттам подошел к нему и спросил:

    -- Чем вы недовольны?

    Тот ответил:

    -- Я не знаю, отчего говорят, будто вы умеете  воевать.  Тот,  кто  умеет воевать,  переправил  бы

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту