Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

127

наблюдал за Клайдом Ванвейленом. Тот, явно волнуясь, снял с пальца крупный  перстень  и  крутил  его  так  и  сяк. Неревен давно заметил за чужеземцем эту привычку: если того что-то занимало, -- он не столько сам глядел, сколько давал глядеть перстню.

    А в толпе уже кричали, чтобы король разорвал поганую бумагу. Король встал и сделал    знак    обвинителю    Ойвену,  чтоб  тот  подошел  с  бумагой.  Тот закопошился, огибая стол, -- и тут Махуд Коротконосый выхватил бумагу у него из рук и закричал:

    -- Посмотрим, что скажет Весенний совет! Боги рассудят, хотим мы  свободы или своеволия!

    И,  наверное,  еще  можно  было  решить  дело  миром,  -- но в эту минуту случилось необыкновенная вещь, -- бумага вспыхнула синим пламенем с  зеленым кончиком и начала гореть у всех на глазах.

    Тут Махуд Коротконосый сказал:

    -- Это ни что иное как колдовство!

    Он  перескочил  пол,  не  переставая  удивляться,  что на нем нет соломы, выхватил меч и ударил по Арфарре-советнику, который сидел  меж  зеркалами  в окружении  треножников,  мастерским приемом под названием "скат бьет хвостом сбоку". И Махуду, да и всем бывшим в зале показалось,  что  Махунд  разрубил Арфарру  на  две  половинки.  После  этого  Махуд  обернулся  и  увидел, что Ванвейлен скачет к нему через стол с мечом, и в руках у  чужеземца  не  один меч, а сразу десять! Махуд не знал, от какого клинка защититься, отпрыгнул и взмахнул  наугад:  меч  его прорубил зеркало и застрял в потолочной балке, и как только Махуд перерубил зеркало, в руках у Ванвейлена опять оказался один меч.

    Махуд выхватил из-за пояса секиру и  кинул  ее  в  Ванвейлена;  Ванвейлен повернулся  на  пятке, и секира прошла впритирку с его рукавом и вонзилась в зазор между мраморными квадратами. Ванвейлен тут же прыгнул на нее так,  что сломал рукоятку.

    Тут  уж все повытягивали мечи, но стражники, привычные к подобным сценам, схватили их за руки, а король вырвал копье у ближайшего  стражника,  швырнул его на пол, вскочил на него и крикнул:

    -- Тихо!

    Действительно  стало  тихо, потому что если король встал на копье ногами, -- это значит, что стража имеет право обнажить мечи. Огонь сожрал  бумагу  и ушел.  Киссур Ятун стоял так спокойно, что его держало всего два человека. А Махуд встал, встряхнулся так, что  пластины  на  панцире  захлопали  друг  о друга,  и  обомлел:  Арфарра-советник  сидит, как ни в чем ни бывало, в пяти шагах от него -- разбитое зеркало, а он,  Махуд,  вместо  Арфарры  перерубил толстый витой треножник.

    В толпе стоял староста цеха красильщиков, он заметил соседу:

    -- Вот всегда так! В спокойные времена всякая морока творится по углам, а теперь чудеса будут в залах и на площадях.

    Шодом Опоссум взял за руку Махуда Коротконосого и сказал громко:

    -- Посмотрим, что скажет о наших требованиях Весенний Совет.

    А Киссур Ятун взглянул на короля и сказал:

    --  Если мой брат умрет, я устрою по нему такие поминки, что земля станет молотильным камнем, а люди -- зерном на этом камне.

    И вышел, -- а вместе с ним восемь человек королевских советников.

          x x x

    Через два часа советник  Арфарра  и  Клайд  Ванвейлен  сидели  в  розовом кабинете за игрой в "сто полей". Неревен примостился рядом, с вышивкой.

    Хлопнула дверь: вбежал король Варай Алом и с порога закричал:

    --  Вы  и  ваши  проклятые чары! Теперь я, даже захочу -- не смогу с ними помириться.

    Советник опустил глаза.

    -- Да, -- промолвил он, -- до чего  же  некстати  этот  суд.  Ничего  нет страшней  несогласия  в государстве. Теперь вам придется выбирать -- быть со знатью или с народом.

    Король сел на диван и закрыл лицо руками. Он явно  тосковал  оттого,  что ему придется выбирать. Только теперь он

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту