Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

119

          x x x

    Тем же вечером Илькун сурово допрашивал дочь:

    -- Где господин тебя оставил? Что у вас было на радении?

    Девушка опустила глаза, но ответила твердо:

    -- О собраниях ни рассказать, ни рассказывать нельзя.

    На  следующий  день в усадьбу Илькуна явился монах-ржаной королек в сером рубище. Лива осторожно  провела  его  в  свою  светелку,  где  лежал  Марбод Кукушонок, весь в жару и перевязанный, как кизиловый куст к празднику.

    Монах поцеловал горячий лоб:

    --  Мы  говорили  о  незаслуженном  страдании.  Вы доказали свою верность Господу, сын мой, чтоб не выдать наших мест, вы стали преследуемым, гонимым.

    Марбод мутно поглядел на монаха и отвернулся к стене:

    -- Пошел прочь! Бог меня наказал, что я забыл о чести и пришел к вам.

    За порогом Лива упала на колени перед монахом:

    -- Простите ему, -- шептала она, -- как простили  убийство  сына.  Мы  же молимся за грешников.

    --  И за грешников, и за убийц, -- молвил монах, -- но отступникам бог не прощает.

    Илькун видел, как серый проповедник выбежал из ворот, и  с  души  у  него исчезли последние сомнения. "Позор на мою голову! -- думал он. -- Ведь это я предложил  господину  напасть на корабль, а господин решил не подвергать мою жизнь опасности, сделал вид, что идет в город с Ливой..."

    Вечером в ворота постучала испуганная соседка:

    -- Откройте, -- шептала она, -- беда!

    Лива открыла, и во двор ворвались городские стражники.

    -- Где краденое, говори!

    У Ливы подкосились ноги. Собака, осатанев, рвалась с  цепи,  а  стражники совали под нос бумагу: отец-де якшается с ночных дел мастерами.

    Стражники перерыли весь дом и дошли до девичьей.

    --  А  это  что?  Хахаль  твой?  -- удивился один из стражников и потащил одеяло с неподвижно лежащей фигуры. Заметил нефритовое кольцо  на  обгорелой руке и растерянно сказал:

    -- Да ведь это Марбод Кукушонок!

          x x x

    Городской  бургомистр  задрожал,  как  шест на стремнине, узнав об аресте Кукушонка.

    Старший брат Ятуна послал  вассала:  если  горожане  посмеют  привести  в исполнение  свой  собственный приговор, -- Ятуны объявят кровную месть всему городу. На обратном пути толпа  перехватила  посланца,  вываляла  в  пуху  и перьях    и    посадила    на    лошадь    задом  наперед.  Потом  подмастерья  и неполноправные граждане отправились к городской ратуше. По пути  они  мазали дерьмом ворота лавок и кричали, что знать и городская верхушка -- заодно.

    Королевский советник передал свои соболезнования:

    -- Не надо было хватать тигра за хвост, а схватили -- так не отпускайте.

    Обвинитель  Ойвен  вышел  на  балкон  к  толпе  и  поклялся: сейчас божье перемирие, казнить никого нельзя, --  а  кончится  ярмарка  --  и  Кукушонка казнят.

    Толпа  на  площади  кричала  и  требовала  трех  вещей:  казни Кукушонка; гражданских прав для тощего народа; обвинителя Ойвена -- в бургомистры.

          x x x

    Марбод очнулся в камере, на вонючей соломе, и  потребовал  развязать  ему руки.

    -- Еще чего! -- расхохотались оба стражника.

    Марбод,  сощурившись, разглядывал кафтаны из добротной каразеи. Стражники ели его глазами, словно сундук с золотом. Еще бы! Настоящей стражи в  городе не  было.  Когда  надо  было кого-то караулить, суд назначал поручителей. Те собственным имуществом отвечали за упущенного обвиняемого. На этот раз, судя по платью, поручителями назначили зажиточных мастеров, а те даже не рискнули передоверить охрану слугам.

    Руки Марбода немели, тело горело, во рту было сухо и тошно. Марбод лежал, презрительно улыбаясь. Вошел третий стражник, принес  вино  и  закуску.  Все трое  принялись  за  еду.  На  Кукушонка они не обращали внимания, обсуждали вопрос более  важный: 

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту