Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

117

мы это делаем еще  и  на священной тропе.

    --  Да, -- сказал его товарищ, -- интересно: дважды мертвый -- это одно и то же, что однажды мертвый, или не одно и то же?

    Потом они стали рассказывать друг другу истории о  щекотунчиках,  которые по ночам шалят в этой башне. Напугали Бредшо и сами напугались.

    --  Я  здесь  на  ночь  не  останусь,  -- сказал дружинник. Пошли вниз, к костру. У них там и еда, и палочка с оберегом.

    -- Пошли, -- сказал его товарищ.

    На прощание оглядели чужеземца, висящего, как гусь в сетке, посоветовали:

    -- Чтобы над тобой ни делалось,  виси  смирно.  Может,  Эльсил  тебя  еще отпустит, -- насчет вина ты, конечно, прав.

    Бредшо  висел смирно, пока не затихли шаги, -- а потом начал трепыхаться, как лягушка в кувшине с молоком. Дотянулся  до  голенища  и  вытащил  оттуда складной  нож с вибролезвием. Через двадцать минут он спрыгнул с разрушенной башенки и нырнул в пещеру неподалеку. Осторожно высунулся, прицелился  --  и выстрелил  в  башенку  из  минного  пистолета.  Древнее  строение  ухнуло  и разлетелось. Бредшо, усталый и продрогший, заковылял  вглубь  пещеры,  щупая известковые  натеки.  Чуть не провалился в озерцо, потрогал рукой: вода была теплой-теплой. Улыбнулся, разделся и залез в каменную купель по горло, чтобы согреться.

          x x x

    Дружинники разложили подальше от башенки костер, очертили круг,  воткнули палочку с заклятьем от пузырей и стали гадать.

    -- Жаль, постороннего нет, -- сказал Эльсил.

    Он  все  никак  не  мог решиться: убьешь чужеземца -- нарушишь данное ему обещание, не убьешь -- не отомстишь за друга. А уж у людей  глаза  от  смеха полопаются!

    Ухнула земля. Эльсил вскочил: башня вспучилась, небо завертелось волчком, с деревьев  посыпались  листья,  превратились  в огненные мечи и запорхали в воздухе. Эльсил подхватил лук  с  заговоренной  стрелой.  Свистнула  двойная тетива:  нечисть сгинула. Только таращились сверху две луны, круглей щита, и гейзер во дворике отчаянно шипел и ругался.

    Пожилой дружинник горько сказал:

    -- Нет с тобой ни в чем удачи, Белый Эльсил! И  славы  не  добыли,  и  не поверит нам никто, что торговца щекотунчики сожрали.

          x x x

    На  рассвете,  едва  успели отъехать от проклятого места, повстречались с Даттамом. Эльсил закусил губу и вынул меч, потому что терпеть не мог зеленых монахов. Даттам поклонился и спросил:

    -- А где чужеземец?

    -- Чужеземца, -- сказал Эльсил, -- сожрали щекотунчики.

    -- Ну разумеется, -- сказал Даттам, --  это  бывает.  Ловили  его  вы,  а сожрали щекотунчики.

    -- Вы зачем сюда пожаловали? Сказать, что я теперь вне закона? Повадились нас монахи нашим же законам учить.

    --  Вы,  конечно, вне закона, -- сказал Даттам, -- за разбой, учиненный в храме и за смерть чужеземца, от побережья и до Голубых  Гор.  Есть,  однако, земля и за Голубыми Горами, и в ней другие законы.

    -- Земля, -- возразил Эльсил, -- есть, держаний -- нет.

    --  Может  такое  случиться,  --  сказал Даттам, -- что благодаря Арфарре держаний и здесь не станет, а за  горами  они  появятся.  От  имени  экзарха Харсомы предлагаю вам, Эльсил, чин тысячника в войске империи.

    Эльсил заколебался. Много людей переманил Даттам для экзарха за эти годы, вот  таких и переманивал, -- изгнанников, убийц. Переманил так Белого Равека и Даша Упыря, Конду Крепкие Зубы и Ланхара, хорошо,  говорили,  Ланхар  жил, только  обабился, -- писать по-ихнему выучился, мыться, говорят, стал каждую неделю.

    -- Я согласен, -- сказал Эльсил.

    Сначала заключили договор по-аломски: поставили дерновые ворота и  прошли под  ними  гуськом,  да  дали  свидетелям  по  тычку в зубы, чтобы запомнили происшедшее. Потом -- по обычаям империи: Даттам

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту