Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

116

Через два часа всадники нагнали повозки.

    Эльсил  распахнул  холщовую  стенку,  влез  в  фургон. Колдунья сидела на охапке соломы и жгла в светильнике травку. Эльсил виновато усмехнулся,  снял с плеча шлем и колчан со стрелами. Девица, как рыбка, повисла у него на шее. Эльсил  неловко  отстегнул  пряжку  у  плаща и кинул плащ куда-то вбок. Плащ вспорхнул и зацепился за  светильник.  Тот  хлопнулся  вниз:  горящее  масло разлилось  по полу, солома вспыхнула. Колдунья страшно закричала и бросилась к Эльсилову мечу, а из-под соломы начал выдираться человек.  Эльсил  кинулся на него, в фургон попрыгали дружинники.

    Не  прошло и времени, нужного, чтобы натянуть лук, -- чужеземца скрутили, как циновку; один дружинник сел на ногах, другой  --  на  вывернутых  руках. Огонь затоптали, а остатки соломы загасили о рожу торговца.

    Эльсил встал над ним и сказал:

    --  Клянусь  божьим  зобом,  Сайлас  Бредшо!  Я сказал Марбоду, что много плохого выйдет оттого, что он не убил чужеземцев. И как я сказал, так оно  и сделалось.

    Потом  Эльсил  нагнулся,  снял  с  пояса  Бредшо меч и еще, заметив, взял оберег от духов-пузырей. Подумал, пожал плечами, вытащил свой кошель и кинул колдунье: зачем ему теперь деньги? Та лежала на подпаленной соломе и  горько плакала.

    Бредшо выволокли из фургона.

    Эльсил  дал знак развязать веревку на ногах Бредшо, а веревку, надетую на шею, намотал на руку; конники съехали с дороги и поволокли с собой пешего.

    Бредшо шел, спотыкаясь, час,  другой.  Из  разговоров  дружинников  между собой он понял, что не только человек, но и место, где совершено убийство во время  перемирия,  окажется вне закона; и не хотели портить дороги и хорошей земли, а шли в долину пузырей.

    Бредшо  вертел  головой:  из  расщелин  поднимались  пары,  теплая  грязь булькала  в  лужах.  Легенды не врали: двести лет назад здесь и в самом деле могли, по слову государя, круглый год расти гранаты, ежели в теплицах.

    Наконец сделали привал, вытащили узел с едой, налили  в  глиняные  кружки вино. Бредшо облизнул пересохшие губы. Один из дружинников заметил и подошел к нему:

    -- Хочешь пить? Бери, -- и поднес корчагу к губам.

    Краем  глаза Бредшо увидел: Эльсил чуть заметно кивнул дружиннику. Бредшо поджал губы.

    -- Ну, чего же ты? -- сказал Эльсил.

    Бредшо сказал то, что думал:

    -- Я стану пить, запрокину голову, и этот, который справа, зарежет  меня, как барана.

    Эльсил с досадой закусил губу: чересчур догадлив для простолюдина.

    -- Обещаю тебе, -- сказал Эльсил, -- пока ты этого вина не выпьешь, никто тебя не тронет.

    Бредшо  уже немного знал Эльсила, поэтому дернулся и выбил головой кружку из руки дружинника. Та вильнула в воздухе, проплыла бочком по грязевой луже, перекувырнулась и затонула.

    -- Чего ждешь! Руби! -- со злобой закричал Эльсил дружиннику.

    -- Слушай, -- сказал Бредшо. -- Ты же обещал, что пока я  этого  вина  не выпью, никто меня не тронет. А я теперь его никогда не выпью: оно пролилось, и в грязь ушло.

    Эльсил побледнел от гнева, потом расхохотался.

    -- А ведь ты, пожалуй, прав, -- сказал наконец.

    Потом  одумался,  пошептался.  Бредшо  повели  дальше.  К вечеру пришли к заброшенному храму; в облупившейся кладке отфыркивался и плевался гейзер.

    Завели в башенку,  в  башенке  меж  стен  была  круглая  арка,  аккуратно связали,  сунули в мешок так, что только голова торчала, и подвесили к арке. У Белого Эльсила был зарок: не убивать пленных ночью.

    Кто-то  сказал,  что  весной  здешняя  тропа  тоже  принадлежит  Золотому Государю: по ней гоняют его жертвенный скот.

    --  Нехорошо  это,  --  сказал  один из дружинников, -- мало того, что мы убиваем человека во время священного перемирия, так

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту