Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

100

добывая  деньги  на  дорогу:  все равно за сколько грехов платить.

    У  пятой лавки Неревен приостановился. Высокий белобрысый парень с мешком за плечами прошел на веранду. Хозяин приветствовал его, как родного.

    -- Добро пожаловать, -- сказал  хозяин.  --  Моя  лавка  --  твоя  лавка, требуй, чего угодно!

    Парень  поставил  мешок  под  ноги, достал из него кувшин и осведомился о цене вина.

    -- Для вас -- бесплатно, --  запел  соловьем  хозяин,  --  что  --  цена! Главное -- услужить человеку! Платите, сколько пожелаете.

    Хозяин  налил  вина,  и  зачем-то отвернулся. Парень мигом сунул кувшин в мешок, и вытащил оттуда другой, такой же, который и поставил на прилавок.

    -- Сдается мне, -- сказал парень, ухмыляясь, -- что десять грошей  --  не обидная цена.

    --  Десять  грошей,  однако, -- сказал хозяин. -- Во всей Ламассе ты и за пятьдесят такого не купишь!

    -- А мне говорили, что зять твой, Розовый Мешед, такое вино за пятнадцать грошей продает.

    -- Слушай, парень, -- сказал хозяин лавки,  --  ты  кто  такой?  Ты  чего почтенных людей оговариваешь? Цех не велит брать дешевле, чем по сорок пять.

    Вышла  ссора,  на  которую парень и нарывался. "Себе в убыток торгую!" -- кричал  торговец.  "Воры  вы  все,  воры!"  --  визжал  парень.    Собирались слушатели.

    -- Ты платить будешь? -- спросил торговец.

    -- Лей вино обратно! -- распорядился парень.

    Продавец  со  злостью  выплеснул кувшин в бочку, парень, взмахнув мешком, выскочил из лавки.

    "Гм," -- подумал Неревен и через две минуты  вошел  вслед  за  парнем  на пеструю плавучую веранду.

    Парень  вертел  кувшин  так  и этак перед пьяной компанией и рассказывал, давясь от хохота.

    -- А что в другом кувшине-то было? -- спросили его.

    -- Уксус, -- засмеялся тот.

    Большая лодка с чужеземцами подходила к пристани.

    -- А что это, -- громко удивился Неревен. --  Смотрите,  заморские  купцы все съехали со своего корабля. И с магистратами.

    --  Гражданство отмечают, -- зло сказали рядом. -- Вчера лаялись, сегодня помирились. Богач с богачом всегда договорятся.

    Неревен глянул: визгливый голос принадлежал человеку, похожему на пузырь, без ушей, без носа, и кафтан бархатный, но грязный.

    -- Гражданство, -- разочарованно протянул Неревен. -- Да  уж,  теперь  им нечего  бояться. Да и вору-то слабо в самый канун заповедного дня на корабль залезть. Опять же -- охрана в гавани.

    Человек-обрубок  со  злостью  плюнул  в  сторону  освещенной  харчевни  с магистратами и торговцами.

    --  Это кто же воры? -- встрепенулся он. -- Богач бедняка законно грабит, а возьмет бедняк свое назад -- так уши рвут.

    Человек-обрубок заплакал. Он  явно  был  пьян.  Сосед  его  наклонился  к Неревену и шепнул:

    -- Выгнали его сегодня с работы -- вот он и бесится.

    Неревен    вздохнул.    О    богачах    вообще-то  человек-обрубок  рассуждал правильно. Только вот уши у него были неправильные.

    -- Да, -- сказал Неревен. -- Говорят, весь корабль завален золотом. Разве можно такие деньги добыть честным путем?

    -- Колдовское золото, -- горько сказал кто-то. -- А его, если  не  дарить добровольно -- пеплом станет.

    Неревен сощурился.

    --  То-то и удивительно, что не колдовское. Сегодня в королевском суде их набольший на треножнике клялся, что не умеет колдовать.

    Лодка покачивалась, ночь продолжалась.

    Скрипнула дверь, на веранде показался еще один  человек:  желтый  кафтан, бегающие  глаза.  Пристроился  к  честной компании, поманил пальцем "айвовый цветочек". Девушка, улыбаясь, села ему на колени.

    -- Слышь, Джад, --  сказал  человек-обрубок,  --  а  заморские  торговцы, оказывается, не колдуны.

    -- Пьян ты сегодня, Половинка, -- сказал тот.

    Прошло    столько  времени,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту