Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

97

потому что бог знает  лучше  человека,  что  есть добро и что зло.

    И стал рассказывать притчу:

    Некий  добрый  человек, спасавшийся в пещере, ночью был разбужен огнями и криками; это разбойники убивали крестьян. "О господи,  возроптал  пустынник, --  если  ты всеблаг, как же ты допускаешь гибель невинных, -- и пошел прочь из этого места. Господь послал ему спутника -- Милосердие. Вот  пришли  двое путников к мосту и встретили там мужа весьма святого. Поговорили. Прошли они мост,  и тут отшельник видит: его спутник взял и толкнул святого в реку. Тот упал и утонул. Отшельник смолчал.

    На ночь они остановились  в  бедном  доме,  и  хозяин  поделился  с  ними последним куском хлеба. Спутник же, уходя, взял единственную серебряную чашу в  доме  и  унес ее с собой. Отшельник и тут смолчал. Следующую ночь провели они в доме, где хозяин встретил их бранью и послал на  сеновал.  Спутник  же вынул  из-за  пазухи  чашу  и  оставил  ее дурному хозяину. Тут отшельник не выдержал и хотел спутника зарезать:

    -- Ты, верно, бес, люди так не поступают!

    Тогда спутник его сказал:

    -- Я не бес, а свойство господне. Узнай же, что серебряная чаша,  которую я  украл,  едва  не  споила  своего  прежнего  хозяина  и  была причиной его бедности. А богач, которому я ее отдал, впадет из-за нее в смертный  грех  и окончательно погубит душу.

    -- А проповедник, которого ты убил, -- возразил отшельник, В чем же он-то был грешен?

    --  Он  и  вправду  был  безгрешен, -- отвечал ангел. -- Но пройди он еще несколько шагов, -- и пришлось бы ему случайно  убить  человека  и  погубить свою душу. А сейчас он спасен, и подле господа.

    Посему,  заключил  проповедник,  не стоит роптать на пути господа, одному ему ведомо все. И не стоит гордиться, ибо всякий  гордец  --  только  меч  в руках господа".

    "Лучше  б он меня убийцей назвал, -- подумал Марбод, -- чем мечом в чужой руке".

    Когда проповедь кончилась, все вышли в первую пещеру,  составили  длинные столы,  разложили  семь  видов злаков и простоквашу. Белые балахоны сняли, а пояса оставили.

    Рядом с Марбодом за стол сел толстый лавочник в нанковом казакине.

    -- Отец мой, -- спросил он, тяжело дыша, --  а  как  с  имуществом?  Иные говорят  --  все  раздай.  Стольких,  говорят,  убиваешь,  сколько  могло бы кормиться от твоего излишка...

    -- Ересь, -- коротко ответил привратник. -- Пользуйся добром по  совести, и  все.  Господь  --  наш  верховный  сеньор,  и  жаловал  нам  имущество  в пользование, для нашего же блага. И грехом было бы обмануть доверие  сеньора и  присвоить пожалованное в собственность, и злоупотребить им. Потому-то, -- продолжал монах, возвышая голос, -- неугодны  Господу  грабежи  и  убийства, жадность,  мошенничество,  хищничество,  чужеядство  и  страсть  к насилию и чужому имуществу.

    Слова проповедника были пустыми, а от самого человека шла та же  страшная сила, которую Марбод чувствовал в королевском советнике, и которая злила его больше, чем все, что Арфарра делал и хотел.

    Марбод разозлился и сказал,

    -- Если я не буду отнимать и грабить, как же мне прокормить дружину? Если не хвастаться удалью, -- кто ж пойдет за мной?

    Привратник  в  белом  молча  смотрел  на  него  и  на нефритовое кольцо с кречетом. Марбод стукнул кулаком по столу.

    -- Мне, -- сказал Кукушонок, -- плохо, что я убил твоего родича.  Он  мне снится.  Никто  не  снится  -- этот снится, ходит, и к горлу тянется. Я сжег барана -- чего ему еще от меня надо?

    Сидящие за столом притихли, а монах все смотрел и смотрел.

    -- Я не отрекусь от родовых богов!

    -- Не надо отрекаться от родовых богов, ибо  все  они  служат  Единому  и являются его свойствами.

    Вдруг  глаза  проповедника засверкали,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту