Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

95

Мне  сказали...  --  и осеклась.  Она  хотела  повторить то, что говорил Неревен, но вспомнила, как теребила длинные волосы послушника -- и замолкла. А вместо  этого  повторила рассказ эконома Шавии о сцене в покоях государыни Касии.

    --  Как  там,  должно быть, красиво, -- шепнула, поцеловала и пропала меж деревьев.

          x x x

    Из заброшенной беседки на краю бывшего пруда Неревену было хорошо  видно, как  Марбод гладил Айлиль и мял ее платье, а о чем они говорили -- слышно не было. "Жалко, -- подумал Неревен, -- что шакуников глаз есть,  а  шакуникова уха -- нет".

          x x x

    Марбод  завернулся  в плащ королевского лучника, перемахнул через садовую стену, смешался с праздничной челядью и  без  помех  прошел  через  замковые ворота.  Никто  даже  не  обратил  внимания, что стрелы в колчане -- с белым оперением, без положенной черной отметины.

    Марбод шел Мертвым Городом, осторожно оглядываясь: но  никто  за  ним  не следил.  Только  раз  мелькнула чья-то тень, слишком большая для перепелки и слишком маленькая для человека.  Марбоду  показалось,  что  то  был  призрак убитого  им  проповедника-ржаного  королька.  Он тихонько вытащил из колчана заговоренную стрелу, -- но тень пропала.

    Впрочем, вряд ли тень ржаного королька стала бы бродить  в  этих  холмах. Вот уже триста лет, как короли хоронили под этими холмами головы побежденных противников,  чтобы удача и счастье покойников перешли на землю победителей, и все эти высокопоставленные покойники, конечно, задали бы  страшную  трепку какому-то нищему проповеднику.

    Марбод  тихо  крякнул.  Из-за свежего кургана герцога Нахии выскользнул и присоединился к Марбоду человек в  городском  кафтане.  Марбод  провел  весь вчерашний  день  в маленькой усадьбе у городских стен, принадлежавшей одному из мелких вассалов рода, пожилому Илькуну. Илькун  хлопотал,  не  зная,  как угодить господину.

    Теперь  Марбод  и  Илькун  шагали  по  дороге  меж  живых могил, глядя на городские  стены  далеко  внизу,  освещенный  залив,  где  качался    корабль торговцев.  Марбод  вновь  вспомнил о разрубленном клинке Остролиста. У него померкло в глазах, и он ухватился за шитую ладанку на шее.  В  мешочке  была пестрая  колючая  раковина -- личный его бог. Раковину он не унаследовал, не получил в дар и не купил -- просто нашел. Сидел в засаде на морском берегу и подобрал на счастье, заметив, что колючие  завитки  закручены  не  влево,  а вправо. Засада была удачной -- Марбод оставил себе красивого божка.

    Спутник его заметил движение и сказал:

    --  Я  так  думаю, что меч погиб из-за колдовства советника, и что это не последний меч, который будет погублен его колдовством.

    Марбод кивнул.

    -- А почему, господин,  --  спросил  немного  погодя  вассал,  --  Даттам уезжает от Весеннего Совета?

    А  это,  надо  сказать, было очень странно. Путешествие во время золотого перемирия имело то  сомнительное  преимущество,  что  на  караван  никто  не нападал.  Недостаток  же был в том, что караван сам не мог грабить. Впрочем, Даттам первым давно не нападал, зато довольно часто бывало так, что  налетит шальной  сеньор  --  и окажется связанным, у столба, на коленях. И, конечно, Даттам его простит и даже одарит, сделает своим вассалом.

    Марбод засмеялся.

    -- Потому что он -- шакал, как  все  торговцы.  Хочет  быть  подальше  от схватки  и  думает,  что  кто бы ни победил на Весеннем Совете -- он получит свой кусок. А на самом деле, кто бы ни победил, -- он получит пинок.

    -- Господин, -- сказал верный  Илькун,  указывая  на  далекий  освещенный залив. -- Ваш обидчик сейчас на своем корабле. Прикажите мне отомстить...

    В маленьком доме у городских ворот хозяин хлопотал, уставляя стол

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту