Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

64

один из утренних спутников Арфарры. Ванвейлен даже вспомнил его имя -- эконом Шавия.  За  экономом  кто-то  бежал,  легко, по-мальчишески.

    -- Господин эконом! Господин эконом!

    Шавия  остановился и посветил фонарем вниз. Его нагонял послушник Арфарры -- Неревен.

    -- Ты чего кричишь, постреленок, -- напустился на него Шавия.

    -- Ах, господин эконом, -- я только хотел спросить вас об одной вещи.

    -- Ну?

    -- А правда, господин эконом, что у государыни Касии козлиные ноги?

    Эконом ахнул и замахнулся на мальчишку фонарем.  Тот,  хохоча,  покатился вниз.  "Ну, все, подумал Ванвейлен, -- сейчас этот дурак поднимется к нам, и надо бы прикрыть лицо плащом да и отключить его тихонечко на полчасика".

    Но эконом, внизу, поставил фонарь на пол и стал шарить по  стене.  Что-то скрипнуло, -- эконом подобрал фонарь и сгинул в камне.

    Бредшо  нашарил в кармане черную коробочку, вытащил из коробочки стальной ус, и нажал на кнопку. Коробочка тихо запищала, а потом  из  нее  послышался голос Неревена, напевавшего какую-то дурацкую песенку.

    --  Вот  еще  одна  твоя  заслуга, -- ядовито сказал Бредшо. -- Кто хотел запихнуть передатчик в спальню  Даттама?  Что  нам  теперь  делать?  Слушать шуточки пацана?

    --  Сдается  мне,  что  шуточки этого пацана можно и послушать, -- сказал задумчиво Ванвейлен. А что до передатчика, -- так он его сам  выбросит,  или выменяет на горсть арбузных семечек.

    Помолчал и добавил:

    -- Я пошел. Я хочу еще сходить в город и кое-что там узнать. А ты?

    --  Останусь  здесь,  --  сказал  Бредшо.  Видишь  ли, эти ходы есть и во дворце, и вне дворца, и я бы очень желал иметь их  карту,  --  так  сказать, карту либеральных намерений Арфарры.

          x x x

    Через  два  часа,  когда  Неревен  пробирался задами королевского дворца, кто-то ухватил Неревена за плечо и повернул как  створку  ширмы.  За  спиной стоял  Марбод  Кукушонок,  бледный  и  какой-то холодный. Он уже переоделся: подол палевого, более темного книзу кафтана усеян узлами и листьями, панцирь в золотых шнурах, через плечо хохлатый  шлем  с  лаковыми  пластинами.  Верх кафтана,  как всегда, был расстегнут, и в прорези рубахи-голошейки был виден длинный, узкий рубец у подбородка.

    В одной руке Кукушонок держал Неревена, в другой --  красивый  обнаженный меч  с  золотой  насечкой.  Неревен  почувствовал, как душа истекает из него желтой змейкой.

    -- Я слышал, что сегодня ты вырастил золото, маленький чародей, -- сказал Кукушонок, -- а можешь  ли  ты  вылечить  железо?  Голубые  его  глаза  были грустны, и маленький рубчик на верхней губе делал улыбку совсем неуверенной.

    --  Остролист был очень хороший меч, -- продолжал Марбод, -- но однажды я убил им женщину, она успела испортить его перед смертью,  и  удача  ушла  от меня.

    Марбод  держал меч обеими руками, бережно, как больного ребенка. Края его были чуть зазубрены, можно было различить, где  один  слой  стали  покрывает другой.  Молочные  облака  отражались  в  клинке. Посередине шел желобок для стока крови.

    -- Знаете старый храм Виноградного Лу в  Мертвом  городе?  Будьте  там  с восходом первой луны и белого куренка принесите.

    Неревен  повернулся  и  тихонько пошел прочь. Конюхи, катавшие неподалеку коня в песке, не обратили на разговор никакого внимания.

    Неревен миновал хозяйственные постройки, вошел во дворец через сенной ход и бросился разыскивать учителя.  Но  тот  затворился  в  королевских  покоях вместе    с  королем,  а  король  строго-настрого  приказал  их  до  утра  не беспокоить.

    Неревен тяжело вздохнул, прошел в заброшенный зал и  взобрался  на  ветку яблони.  Там  он  уселся,  болтая  ногами  и  рассматривая  амулет заморских торговцев, вытащенный давеча

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту