Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

62

Арфарра,  словно  забавляя  хозяев,  взял  листок  бумаги  и  одним движением  кисти  изобразил  на  нем  тигра.  Махнул  рукавом -- тигр ожил и спрыгнул с листа. Хозяин было бросился на него с мечом, но Арфарра засмеялся и остановил его: путники устали, хотят спать и  часовых  ставить  не  будут: пусть их охраняет этот тигр.

    Другой  раз  король  во  время  охоты заблудился в лесу, и еда кончилась. Арфарра вытряхнул из рукава финиковую косточку и бросил ее в  землю.  Пальма выросла быстро, немного не до небес, расцвела и созрела ячменными лепешками.

    -- Ой, как мы наелись! -- сказал Неревен, грустно вздохнув (лепешки тогда пахли  домом,  --  в  точности  как мать пекла, далеким домом за стеклянными горами). -- Взять-то с собой ничего было нельзя, как на поминках.

    -- Да, запастись нельзя, -- засмеялся кто-то сзади.  --  И  продать  тоже нельзя. Так?

    Неревен оглянулся. Говорил Ванвейлен, говорил и смотрел неприязненно, как жрец  на  зерно,  нетронутое  священным  хомяком, расстройство в мироздании. Торговец полез за пазуху и достал оттуда  золотой  ишевик.  Неревен  стиснул зубы.  Он  по  опыту знал: если здесь человек держит золотой в руках, то его слушают так, словно он казенный указ читает.

    -- Вот, -- сказал Ванвейлен, -- я, к примеру, крестьянин. Я беру золотой, покупаю семена, лошадь и плуг. Пашу, бороню,  сею  ячмень,  собираю  урожай, продаю  его.  Получаю  два золотых. Или, к примеру, я пекарь. Покупаю зерно, мелю, замешиваю тесто, ставлю его в печь, пеку лепешки. Продаю  их,  получаю четыре золотых. Или, к примеру, я торговец. Я знаю, что вскоре будет большая ярмарка,  покупаю  у  пекаря лепешки, везу их на свой страх и риск по дурной дороге. Продаю их, получаю шесть золотых.

    Итак, зерно превратилось в лепешку, а из одного золотого стало  шесть,  и все  шесть  опять  можно  вложить  в дело. Но зерно не просто превратилось в лепешку. Оно обросло плугом, бороной, мельницей, печью,  повозкой,  дорогой, ярмаркой, договорами и обменами.

    Среди  всех этих вещей лепешка -- самое неважное. Ее съедаешь, а мельницы и договора остаются. Так вот, положим, волшебник может вырастить лепешку  из ничего.  Но  ведь  она  и  останется  ничем.  Ее съешь, -- и не останется ни мельницы, ни договора,  и  общество,  которое  верит  в  волшебную  лепешку, никогда не разбогатеет. Оно никогда не сможет получить из одного золотого -- шесть  золотых.  Вам  кажется:  это  лепешка  заколдована,  а  на самом деле заколдовано общество. Волшебство размножается слухами, а деньги -- нет.

    Торговец оглянулся на слушателей. Те морщили лбы, стараясь понять  ошибку в рассуждениях.

    Неревен мягко взял ишевик из руки Ванвейлена.

    -- Я, конечно, не учитель, -- сказал он.

    Неревен  раскопал  в  горячем  песке  ямку,  сунул монету. Заровнял ямку, пошептал, разрыл -- вышло два золотых.

    Зрители заволновались.

    Неревен накрыл золотые платком, сдернул его -- их стало четыре.

    Зрители зашептались.

    Неревену было жалко золотых, вынутых  давеча  из  тайника-Бога.  Но  если учесть,  что  случайностей  в  мире  не  бывает, -- то, наверное, за этим их Парчовый Старец и послал. Ведь варвары мыслить связно не умели. Их  убеждала не истинность слов, а ложность фактов.

    "Торговец! -- думал Неревен. -- Тоже мне, труженик! Сулит молоко, продает сыворотку...  Если  он  купил за четыре монеты, а сбыл за шесть -- то откуда ему взять недостающие две, не надув покупателя?"

    Неревен махнул платком третий раз: золотых стало шесть.

    -- Заберите, -- сказал Неревен.

    Ванвейлен замотал головой.

    -- Это -- твое...

    -- Зачем, -- удивился Неревен. -- Люди меняют на деньги то,  чего  у  них нет. А зачем чародею деньги, если он может вырастить сразу лепешки?

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту