Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

59

и жаровнями, готовили четыре вида злаков и пятый -- бобы, на кожаных  блюдах  лежало  все,  что  бегает,  прыгает,  летает  и плавает, и знатные садились уже вперемешку со слугами и даже с горожанами на циновки и к кострам.

    В горле у Ванвейлена першило, глаза вздулись. То ли наркотик, пущенный из курильниц  Арфаррой  --  а  Ванвейлен не сомневался, что речь шла о каком-то галлюциногене, -- действовал на него по-другому, чем на тутошнее  население, то ли он не разделял местных воззрений на устройство мироздания, -- а только никаких небесных садов он не видел.

    -- Эй!

    Ванвейлен  оглянулся. Перед ним стоял Марбод. Красивого парня было трудно узнать: глаза Марбода страшно вытаращились и налились красным. Он шатался.

    -- Ты зачем, утиное отродье, суешься в божьи распри?

    Ванвейлен с трудом выпрямился:

    -- Во-первых, -- уточнил он, -- я  родился  не  от  утки  и  даже  не  от кречета,  как ваш прадедушка. А во-вторых, я не люблю, когда кто-то пытается превратить страну во  что-то  приличное,  а  профессиональные  бандиты  ищут волшебных мечей и...

    Марбод  молча и быстро бросился на Ванвейлена с мечом. Ванвейлен отступил и потащил свой собственный меч, от  волнения  ухватившись  за  рубчатый  его эфес,  как  баба -- за хвостик морковки, которую тащат из грядки. Сверкающая полоса описала круг над головой  Ванвейлена.  Ванвейлен  прыгул  в  сторону. Марбод  промахнулся,  сделал еще шажок, и залетел мечом в каменное перильце, украшенное  резьбой  из  морских  волн  с  завитками  и  рыбками.    Перильце взвизгнуло,    каменные  осколки  так  и  брызнули  во  все  стороны.  Марбод пошатнулся, нехорошо крякнул и сверзился вниз по лестнице.  Вокруг  набежали дружинники  и  горожане,  -- Марбод стоял на коленях под лестницей и блевал. Тут только Ванвейлен сообразил, что, как ни плохо ему  после  галлюциногена, -- Марбоду, видно, еще хуже. Ванвейлен стоял, растерянно сжимая меч, который зацепился  гардой за пояс и так и не вылез наружу. Кто-то схватил Ванвейлена за плечо, -- это был начальник тайной стражи, Хаммар Кобчик:

    -- Ну, чего вы стоите? -- сказал Кобчик, -- Мало вам будет славы, если вы убъете человека в таком состоянии.

    Ванвейлен изумился и поскорей отошел.

          x x x

    Даттам  выскочил  из  залы,  совершенно  взбешенный.  Он  ни  минуты    не сомневался,  что вся проделка с кречетом принадлежала Арфарре от начала и до конца. Чиновника империи можно было поздравить: какое чутье к культуре!  Год назад  господин  Арфарра,  желая  убедить  собеседника,  представил бы оному доклад о семидесяти трех  аргументах;  сейчас  Арфарра-советник  доклада  не представлял,  а  представил,  как  он может оживить убитую мангусту, что, по мнению местного населения, с неизбежностью  свидетельствует  о  правильности его  политических  взгядов.  А  какие  слухи  распускают  о  нем его шпионы, особенно этот, Неревен, и, мало того, верят в них сами! Не бойся человека, у которого много шпионов, бойся человека, шпионы  которого  верят  в  то,  что говорят!

    Самое    же  паскудное  заключалось  в  том,  что  наркотик,  сгоревший  в курильницах, был редкий и дорогой, гриб,  из  которого  его  делали,  рос  в только  в  провинции Чахар, а сам наркотик получил сравнительно недавно один из молодых алхимиков храма, и Даттам полагал, что никто  об  этой  штуке  не знает.    Сам    Даттам  воспользовался  веществом  раза  три,  для  кое-каких высокопоставленных чиновников, верящих в подобные фокусы, -- одному  показал умершую  наложницу,  а  другой  хотел,  видите  ли,  проконсультироваться  у чиновников подземного  царства,  стоит  ли  ему  вносить  потребные  Даттаму измненения в годовой бюджет столицы. Вышло, разумеется, что стоит.

    И  подумать

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту