Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

57

кречет.  Вцепился  в  загривок, замотал головой, мангуста закричала и забила лапкой, -- а родовая птица Белых Кречетов уже летела вверх, вверх,  в Облачную  Залу. Щекотунчик совсем насел на горожанина, тот сомлел и свалился вниз. Все оцепенели. Чужеземец, Ванвейлен, обернулся, выхватил  у  стражника за  спиной  лук,  наложил  стрелу и выстрелил. Стрела заорала диким голосом, заспешила за кречетом, кречет нанизался на нее и упал.

    Не так трудно было подстрелить птицу; кто, однако,  будет  ввязываться  в божьи распри?

    Мангуста    на  полу  затихла  и  вывалила  язычок  наружу.  Все  немножко окаменели. Паж протянул стрелу с убитой птицей королю.

    -- Кто стрелял? -- спросил король.

    Чужеземец, Ванвейлен, вышел к королю, стал перед ним на одно колено.  Под мышкой у него все еще торчал красный лаковый лук стражника.

    -- Как же ты не побоялся? -- спросил король Алом с восхищением.

    Чужеземец улыбнулся нагло:

    --  Я  решил,  что  если  это  божий  вестник,  с ним все равно ничего не случится, а если кречета науськал человек --  боги  не  попустят,  чтобы  он улетел живым.

    Король улыбнулся.

    --  Это  ваш  корабль, -- сказал он, -- пришел из Западной Земли? Я приму вас завтра в полдень.

    Король снял с правой руки золотое запястье, чужеземец поклонился и принял подарок.

    Арфарра стоял рядом с королем, в золотом паллии и накидке  из  перьев,  и лицо  его  было  совершенно  бесстрастно.  Он  только чуть повернул голову к Хаммару Кобчику и сложил руку на руку: "Не надо".

    И тут Марбод вышел вперед и сказал:

    -- Дрянь из-за моря! Кто ты такой, чтобы вмешиваться в распри богов?

    Даттам тихо охнул, -- теперь о примирении не могло быть и речи.

    А чужеземец поднял убитого кречета за лапку и сказал:

    -- Ваше величество! Разрешите, я  скормлю  этого  волосатого  бога  своей кошке?

    Двое  товарищей схватили побелевшего Марбода, а тот стал пускать пузыри и рыть сапогом пол.

    -- А чужеземец, -- сказала рядом прекрасная Айлиль, -- тоже достойно одет и отважен. Если бы он промахнулся на глазах короля, -- что б ему оставалось, как не покончить с собой от стыда?

    Сердце у Неревена застучало, как  тогда,  когда  он  глядел  на  башмаки. "Святотатец  он,  вот  кто!  Чужие  боги  ему не страшны, зато он понял, что учитель -- первый человек в королевстве, и решил оказать ему услугу."

    -- Давеча, -- сказал Неревен вслух, -- городской совет обидел его товары. А потом его надоумили  искать  защиты  у  короля.  Вот  алчность  и  сделала торговца храбрым!

    --  Ах,  нет,  --  возразила  королевская  дочь.  --  Никакие эти люди не торговцы. И держится он свободно, и стреляет дивно.

    Эконом Шавия оправил паллий и сказал:

    -- И сами они торговцы, и страна у них -- страна торговцев.  Выборный  от ювелирного  цеха  назначил  ему  цену  за  камни ниже, чем вода в пересохшем колодце, и пригрозил арестовать  судно,  если  он  будет  торговать  камнями помимо цеха. Если б вы видели, прекрасная госпожа, как он обиделся! Выборный ему  говорит:  "Ламасса  -- свободный торговый город, вы здесь не в империи, где всякий чиновник цехом помыкает, у нас цех  сам  следит  за  справедливой ценой".  А  тот  в  ответ: "А у нас, говорит, в городе есть такое место, где сходятся  покупатели  и  продавцы,  так  что  на  одного  продавца  --    сто покупателей,  и  на  одного  покупателя  --  сто  продавцов.  И  тогда товар назначает себе цену сам, без чиновников и выборных. Вот такая цена, говорит, -- справедливая... И если бы вы видели, госпожа, как гордо он говорил и  как всем кругом было неловко.

    Глаза королевской дочери потухли, и она уже не так внимательно глядела на чужеземца.

    -- Однако, -- сказала она, -- я тоже хочу видеть его завтра

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту