Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

53

ламасском дворце, что старые женщины из рода Кречетов на церемонии всегда так произносили заклятье, чтоб пощадить и не прогнать своих предков. Сегодня, конечно, ни один из Ятунов  не  явился  на  церемонию,  не считая  Марбода  Кукушонка.  Этого  позвал  сам  Даттам,  чтобы  помирить  с Арфаррой, и ходили слухи, что Кукушонок сам об этом просил, однако Кукушонок на то и Кукушонок в родовом гнезде.

    Король почтительно прощался с Арфаррой:

    -- Мне сказали, вы выбрали себе покои слуг. Зачем?

    -- Все мы -- слуги короля, -- ответил Арфарра.

    Королевский советник отправился в свои покои по широкой наружной галерее, но на полпути загляделся на город.

    Свита у Арфарры была небольшая:  несколько  послушников,  Неревен  и  еще эконом  Шавия,  лицо как вареная тыква, глаза куричьи, приехал с Даттамом из ойкумены. Неревену этот эконом ужасно не нравился: чего крутится...

    Неревен вытянул голову, выглядывая из-за плеча учителя.

    Утренний туман сошел, с холма  бывшей  управы  было  видно  все  целиком: замок,  мертвый  город,  Козью гавань, нижний город, складки береговых скал. Когда-то Козья гавань разрезала город посредине: изначальный  здешний  грех, непростительная уступка морю.

    Сейчас  на  южной  стороне  гавани качались рыбачьи лодки, увеселительные баржи, и в глубине -- корабль заморских торговцев.  Нижний  город  на  южной стороне  гавани ссохся, как виноградина на солнце, но уцелел. Крыши наползли друг на друга. Садов не было. Стены снаружи  защищали  город  от  господ,  а стены внутри кварталов -- от воров и грабителей.

    Верхний  город, на северной стороне гавани, с управами, храмами и садами, пропал.

    Он, впрочем, оживал весной,  как  поле,  когда  крестьяне  собирались  на ярмарку,  а  войско  -- на Весенний Совет. Верхний город у варваров жил не в пространстве, а во времени, а Дворец и вовсе не имел своего места, а  бродил по всей стране на ста повозках и тысяче лошадей.

    Из  старых  храмов  уцелел  только  храм  Золотого  Государя. Между ним и управой лежала бывшая указная площадь, превращенная  в  ярмарочную.  На  ней рабы обкашивали траву, и торговая палатка уже уцепилась за корешок от столба для объявлений.

    Неревен  ведь  давеча  соврал  варварам:  король  Ятун хоть и поклялся не оставить в городе ни одной живой мангусты, но, пораженный  красотой  города, велел исполнить приказ буквально. Мангуст -- истребить, а зданий не трогать. Но  разве  можно  было  спасти  Ламассу  в заколдованном мире, где чиновники оборотились сеньорами, а каналы -- рвами?  Одно  наводнение,  потом  второе. Сеньоры  строили башни из обломков управ, а, отправляясь на войну, разрушали их, чтоб доказать преданность господину. А чужие  дома  убивали  из  кровной мести, и еще пользовались ими вместо факелов в ночных сражениях.

    Еще  бывало:  дома  разрушали,  чтоб избегнуть суда. По городскому закону вызов в суд должен быть вручен непременно "в собственном жилище".

    Правда, теперь, когда король объявил свободу  всем  желающим  селиться  в Ламассе,  предместья  разрослись  необычайно. Селились всякие, съезжались со всей страны и ото всех кланов, называли себя на  тысяче  наречий:  горожане, бюргеры, буржуа, граждане.

    --  А  правду говорят, -- робко сказал Неревен, -- что наместник Ламассы, перед тем, как отравиться, бросил в реку казенную  печать  и  заклял  город: быть  городу пусту, и грызться вам меж собой, как собаки, -- пока не выловят яшмовой печати из Козьей реки?

    -- Это последний государь  Ятун  бросил,  --  тихо  удивился  молоденький послушник-алом.  И  не  печать,  а  меч "Лунный путь". Вонзил себе в горло и прыгнул с коня прямо в реку. А последний наместник как раз поклялся Ятунам в верности и положил начало славному

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту