Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

39

лестницы велел поставить винтовую, потому что варвары сильно мочились по углам.

    Роспись на стенах была варварская, о времени, когда люди помрут, а  боги, заскучав,  вернутся на небо. Очень глупо, потому что земля и небо -- как дом и крыша дома, и  ясно,  что  крышу  прежде  дома  не  строят  и  если  земля обвалится,  то  и  небо  не  уцелеет.  Роспись,  однако,  облупилась и пошла складками, как кожа старой женщины, в золоченых окнах -- слюдяные бельма, на мраморном полу -- солома для тепла. Пахло запахами,  тяжелыми  для  человека ойкумены -- нежилой плесенью, разрушенной канализацией и близким морем.

    Неревен щурился, набирая петлю за петлей озябшими пальцами, косил глазами на окно.

    Триста лет назад, когда королевский дворец был управой наместника, окон в нем  было триста пятьдесят восемь, по числу дней в году, стекла в окнах были большие и прозрачные.

    Варварам, однако, нужны были не окна, чтобы смотреть,  а  бойницы,  чтобы стрелять.  Они  заложили  окна камнем, укрепили в них решетки. Потом куда-то пропали стекольщики, и варвары стали  вставлять  в  решетки  вместо  больших стекол  маленькие  и  цветные.  Свет  померк и рассыпался на части, словно в призме в кабинете учителя.

    Время тоже рассыпалось. А стертые рисунки на стене были  как  заброшенный сад  за  стеной:  прогалина в мироздании, пустое место, опасное место. Через них-то в комнату и  просачивалась  вся  нечисть:  души  военных  чиновников, убитых  при штурме, души лукавых засеченных рабов, души непокорных вассалов, зарубленных во дворце, и может быть, душа самого  Ирвена  Ятуна,  последнего короля  из  рода  Белых  Кречетов, который считал, что лучше слушаться бога, нежели вассалов, сердилась и прыгала в очаге, -- почему-то он не грел.

    Неревен прислушивался к разговору между учителем и господином Даттамом.

    Господин Даттам  явился  в  Ламассу  неделю  назад  с  караваном  и,  как королевский побратим, расположился во дворце, дожидаясь короля.

    А учитель прибыл в королевский город только сегодня утром, вперед короля, чтоб  подготовить  дворец  к  очистительной  церемонии  и прогнать нечисть и сырость.

    Господин Даттам был самым богатым человеком королевства, а, может, и всей ойкумены. Господин Арфарра стал самым влиятельным человеком королевства.

    Они знали друг друга двадцать лет, подружились в столичном лицее, и  друг другу  были обязаны жизнью. Много перемен произошло в королевстве с тех пор, как Арфарра стал королевским чародеем. Много перемен, говорят, происходит  в империи,  откуда  приехал  Даттам,  умирает  старый  государь,  наследник  и государыня недовольны друг другом... Друзьям  говорить  и  говорить,  а  они молчат  и  играют  в  "сто полей". Ох, как скверно! Ну при чем тут заморские торговцы? Хорошо, если эти двое не доверяют друг другу... А если Неревену?

    Золотые искры от камина  прыгали  в  больших  кошачьих  глазах  Неревена, озябшие пальцы перебирали спицы.

    Холодно.

    Ой как холодно!

    Страны за пределами ойкумены всегда хиреют от холода или жары, без благой государевой  силы. Когда страна аломов была Горным Варнарайном, это был край винограда и оливок. А теперь  растут  ячмень  и  пшеница  среди  вырубленных оливковых  плантаций.  Лохматые козлы и собаки помыкают стрижеными баранами, нечесаные рабы помыкают собаками, а нестриженые бароны  помыкают  нечесаными рабами.

    Неревен  тоже  не  стриг  волос:  но это потому, что человек за пределами ойкумены не должен ни стричься, ни умащаться, если хочет вернуться живым,  а борода у Неревена еще не росла.

    Неревен  вздохнул  и  поглядел  на  людей  за яшмовым столиком. Холодное, усталое лицо Арфарры было  тщательно  выбрито,  так  что  можно  пересчитать каждую  морщинку

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту