Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

32

там крестьяне повесили мертвого проповедника на дереве вверх ногами, а  потом  положили  в кожаную  лодку  и  пустили в море. Особенно они не горевали: "Он сам сказал, что его убьют, а на четвертый день он воскреснет".

          x x x

    Два дня не происходило ничего, достойного упоминания.

    В третий день Шуют,  благоприятный  для  начала  путешествий,  все  гости собирались  покинуть  замок,  и поэтому накануне хозяин устроил пир для всей округи: приехало сорок три человека и больше двухсот челядинцев.

    Залу переодели, расстелили скатерти  с  золотыми  кистями.  Выросли  горы мяса, разлились озера вина. Предки могли съесть барана зараз: как отстать от предков?

    Потом все соглашались, что пир кончился очень странно, и многие говорили, что это чужестранцы его сглазили.

    Наверное,  так  оно  и было. Конечно, чужестранцы молча сидели и слушали, однако же колдун не рыцарь, чтобы говорить громко. Бывает, просто  взглянет, -- а молоко уже прокисло...

    Говорили  о  Весеннем  Совете, который созывал король в городе Ламассе, а потом как-то заговорили о самом городе. Дело в том, что люди  были  Ламассой не совсем довольны.

    --  За  год, -- пожаловался хозяин, -- от меня сбежало в Ламассу двадцать семь человек. И  не  кто-нибудь!  Лучший  шорник  сбежал,  кузнецы  сбежали, шерстобиты.  Король  объявил, что всякая собака в стенах Ламассы свободна -- вот они и бегут. А теперь что? Прикажете мне ехать в Ламассу  и  покупать  у моего же шорника мое же добро? -- обернулся он внезапно к Марбоду Кукушонку.

    А    на  Марбоде  Кукушонке,  надо  сказать,  опять  было  древнее  платье королевских посланцев: длинный малиновый  паллий  с  жемчужным  оплечьем,  с мешочком  для печати у пояса, такой плойчатый, что даже меча не было видно в складках.

    Марбод помолчал и сказал:

    -- Да, лавочников там много.

    -- Надо на Весеннем Совете объяснить королю, -- сказал Той  Росомаха,  -- что  ему  нет  выгоды  разорять своих верных. А выгода от этого только храму Шакуника: разве вы, сударь, продали бы давеча монахам кузнеца Луя,  если  бы он не пытался уже дважды сбежать в Ламассу?

    Тут внесли новую перемену блюд и еще переменили факелы на стенах. Сидели, надо  сказать,  так:  по  правую  руку от хозяина -- Лух Медведь. Дальше, со стороны Кукушонка сидели Духон Полосатый, заморский гость  Клайд  Ванвейлен, монах-шакуник Адрамет, дальше -- опять заморский гость Сайлас Бредшо, дальше Ичун  Долгоглазый,  Шомад Верещатик и Кадхун Черное Лицо. По левую руку тоже все сидели местные гости.

    И вот Шомад Верещатик, Лухов побратим, опять спрашивает Марбода Кречета:

    -- А ведь если кузнец в Ламассе станет свободным, то он и воином  станет? И  получается,  сударь,  что  ваша  дружина  --  уже  и не дружина, а просто городское ополчение, а вы -- так, издольщик при чужом войске.

    Марбод отвечает:

    -- Я на удачу короля не жалуюсь.

    -- А откуда известно, что эта удача -- королевская? -- говорит Верещатик. -- Рассказывают, что у короля теперь не только торговцы привозные, из  храма Шакуника, но и колдуны оттуда же.

    Хозяйский сын, тоже королевский дружинник, сказал, однако:

    -- Господин Арфарра, -- не колдун, а полководец.

    --  А  зачем  тогда,  --  возразил  ему  Верещатик,  --  он обещал королю восстановить старый бронзовый храм о  семидесяти  колоннах,  каждая  колонна которого  извещает, кто и где дерется? Как раз в самом подлом вкусе ворожба, чтобы войну заменить соглядатайством.

    Тут внесли третью перемену блюд,

    На пиру был человек по  имени  Таннах  Желтоглазый,  хороший  рассказчик. Шомад Верещатик заметил его и спросил:

    --  Сударь,  а  как  же  так  вышло, что в позапрошлом году вы дрались за короля, а в этом -- за герцога Нахии?

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту