Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

15

секретарей,  секретари слушаются взяток. Он за золото не то что  мои  грехи  покроет  -  он  воду молоком сделает.

        Гости усомнились. Хариз стал смеяться:

        - Вы думаете, только этот  смутьян,  которого  завтра  казнят,  умеет колдовать?

        Тут все стали просить Хариза показать  свое  умение.  Хариз  говорит: "Хорошо". Принесли пять связок  золотых  государей.  Хариз  написал  указ, предписывающей воде стать молоком и завернул в указ золото. Потом подозвал девицу Шайму и велел ей все это кинуть с островка в пруд.

        И надо же было такому случиться: девица пожалела, что деньги пропадут напрасно, и тайком сунула две связки в рукав.

        Вода зашумела, забелела... Кто-то зачерпнул ковшом и засмеялся:

        - Что за шутки! - говорит. - Это сыворотка.

        Судья рассердился на Бужву:

        - Ты чего меня позоришь перед гостями? Я тебе и так втрое больше дал! Отдавай деньги обратно.

        Однако разве Парчовый Старец, взяв, отдаст? Пьяные гости стали нырять в воду, надеясь выудить деньги, да не тут-то  было.  Кто-то  вспомнил  про Рехетту:

        - А вот кому надо велеть нырнуть за деньгами!

        Гости усомнились: не сбежит ли? Хариз заверил присутствующих:

        - Никакой опасности нет! Колдун, будь  он  хоть  трижды  искусен,  не может перелететь за казенную стену!  Три  месяца  назад  его  племянник  в столице воровал златой гранат. По воздуху -  пролетел,  а  через  казенные стены пришлось пропуск показывать.

        Привели небесного кузнеца. Судья кричит:

        - Мы тут спьяну Бужве взятку дали, отбери у Бужвы взятку! Отберешь  - помилую.

        Колдун улыбнулся, встряхнулся: веревки поползли с  него,  как  гнилое луковое перо. Одна взметнулась: к островку лег  радужный  мостик.  Рехетта перебежал по мостику и нырнул прямо в рот Бужве. И тут  же  статуя  начала расти, расти, вот она уже выросла выше ограды,  вот  начала  клониться  на сторону... Тут Хариз протрезвел и закричал:

        - Рубите! Уйдет за казенную стену, уйдет!

        Набежали стражники, стали рубить топором статую Бужвы!

        Тут загремел гром,  заходили  волны,  небо  покрылось  тучами,  стены управы поползли как плоть с костей  мертвеца.  Статуя  пропала,  а  сквозь стены запрыгали молодцы с огненными крючьями. Девицы, однако, увидели, что это не люди Парчового Старца, а  подмастерья  Белого  Кузнеца.  Во-первых, одеты были точь-в-точь как на стенах  кузнечного  цеха,  а  во-вторых,  ни женщин, ни золота не тронули, а стали рубить стражу,  как  капусту.  Судью подтащили к алтарю Бужвы и оттяпали  серебряным  крюком  голову.  Господин Хариз испугался, прыгнул в пасть кувшину, - кувшин зашатался и  взвился  к луне. А больше в ту ночь никто из казенных людей не спасся.

        Снова сделался гром - и кузнецы пропали.

        Слушатель! Ты, конечно, не поверишь, что  небесный  кузнец  раскрошил стены управы. Потому что если в священном сосуде прогоркло масло, то масло выливают, а сосуд наполняют вновь. Но какой безумец разобьет сосуд, вместо того, чтоб вылить масло? Если в  управе  завелись  казнокрады,  разве  бог разобьет стены закона? Нет, он покарает казнокрадов. А колотить за  этакое дело стены управы - это все равно, что разбивать сосуд за то,  что  в  нем прогоркло масло.

        А дело было вот в чем: неделю назад в город  вернулся  Даттам.  Он-то колдовать не умел, но в цеху к нему пристали: освободи-де  Рехетту,  иначе заявим на тебя властям. Тогда Даттам велел достать ему  оливкового  масла, вылил его в котел, нагрел с окисью свинца, перегнал,  смешал  с  кислотой, какой в цехе травили офорты и разлил  по  горшкам.  Эти-то  горшки  Даттам велел заложить под казенную стену, и он  же  велел  заговорщикам  натереть мечи фосфором.

        Девицы поняли, что спрашивать будут с 

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту