Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

248

чем больше  дрыгаешься, тем быстрее тонешь. И разумный человек должен  подождать,  пока  все,  кто спасают государство, утонут или вымажутся в грязи, а народ устанет воевать и захочет только одного: объединиться вокруг  человека,  при  котором  был мир.

        - Ты как будто с этим не согласен?

        - Думаю, - сказал маленький варвар, -  что  чиновник  должен  спасать государство не только тогда, когда ему это выгодно.

        После этого Киссур бродил по острову, пока солнце не стало  клониться к западу. Он еще раз выкупался в холодом, но чистом море, а потом вернулся и сел у шасси самолета. Вдалеке за стальным куполом красная машина  грызла землю.

        Киссур подумал и вынул из ножен меч.

        Еще вчера Киссур взмахнул этим мечом: и в  стороне  обращенной  вниз, отразилась нижняя половина мира, а в стороне, обращенной вверх, отразилась верхняя половина мира, а по лезвию этого меча  шла  дорога  на  тот  свет. Теперь в мече отразились только белые грязные  ноги  самолета.  Мироздание рухнуло. Дорога в иной мир больше не пролегала по острию меча, и убить  им можно было только одного человека,  а  настоящим  оружием  убийства  стали стальные птицы и разноцветные кнопки.

        Кто-то накинул ему на плечи теплую куртку. Киссур обернулся: это  был Сушеный Финик. Киссур сделал знак рукой, - Сушеный Финик сел рядом и  тоже прислонился к шасси самолета.

        - Я гляжу, ты нашел с ними общий язык, - сказал Киссур. -  Они  очень смеялись, когда ты завопил, как их самолет.

        - Да, - сказал Сушеный Финик, -  они  смеялись,  когда  я  вопил  как самолет и ухал как филин, но я не думаю, что они плакали ли бы, если  б  я спел им песню о бое в Рачьем Ущелье. Я не думаю, что они бы вообще  поняли мои песни, даже те из них, которые говорят по-вейски.

        - Спой мне о Рачьем Ущелье, - сказал Киссур.

        - Я сломал свою лютню, когда ты убил свою собаку, -  ответил  Сушеный Финик.

        Они помолчали. Красное солнце садилось в воду, и по  бетонной  полосе дул резкий, холодный ветер. Это было очень тоскливое место на  самом  краю мира.

        - Ты не знаешь, они о чем-нибудь договорились?

        - Они сидели еще четыре часа, - ответил Сушеный Финик, - и  по-моему, они все это время только трепали языками. В жизни не видел людей,  которые так много треплют языком! Потом они пошли и кое-что рассказали нам.

        Они рассказали, что Нан и яшмовый араван летят в лагерь Ханалая.  Нан заберет государя, чтобы тот  отдал  все  приказания,  какие  им  нужно;  а яшмовый араван, кажется, хочет остаться и проповедовать мир и согласие.

        И Сушеный Финик скорчил невероятную рожу, показывая, что он думает  о шансах яшмового аравана на успех. Они замолчали и стали глядеть на красный закат.

        - Ты им все правильно  сказал,  -  произнес  Сушеный  Финик.  -  Надо выполоть Ханалая, как сорняк, и тогда в ойкумене  наступит  мир.  Война  с мечом и копьем, конечно, лучше мира, но  лучше  уж  мир,  чем  война  этим чужеземным оружием.

        Шум двигателей заставил его  умолкнуть.  Один  из  дальних  самолетов качнулся и выехал на бетонную полосу.  С  края  полосы  замахали  флажком. Самолет побежал по дорожке с быстротой страуса, подобрал  ноги  и  ушел  в небо.

        - Ладно, - сказал  Киссур  и  поднялся  на  ноги,  -  я  тут  кое-что придумал, - пошли.

        И если вы хотите  узнать,  что  именно  придумал  Киссур,  -  читайте следующую главу.

          21

        Государь Варназд не удивился, когда ночью его  разбудил  шепот  Нана: первый министр теперь часто навещал государя. Покойник приходил и  садился в изголовье. На рассвете он таял. Варназд рассказывал все,  что  случилось за день, и спрашивал совета назавтра. Тот горько  плакал,  что  не  уберег государя, и давал советы.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту