Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

73

Дии за обедом не было: Нан заметил в углу,  среди  стеклянных фигурок часов, давешнего мальчишку, Шаваша.

        За второй переменой блюд Андарз вдруг указал на Шаваша:

        - Знаете, Нан,  как  мальчишка  научился  читать?  Слушал  глашатаев, запоминал слова указа и сличал звуки с буквами на столбе!

        - Советник Нарай доставил ему изрядную практику, - заметил Теннак.

        - Быть такого не может, - злобно  вскричал  Иммани,  -  чтобы  глупый мальчишка научился читать по указам!

        - А ну-ка прочти последний указ, - потребовал Андарз.

        Шаваш сделал глупую мину и сказал:

        - В целях искоренения неправедности и  поощрения  праведности!  Чтобы добрые смеялись, а злые плакали! Повелеваю: каждой хозяйке взять  четверик красноречия, да полфунта ключевой воды, да полфунта целомудрия, купленного в веселом доме, да полфунта справедливости, купленной в  судебной  управе, да и питаться  этим  для  экономии  риса.  А  когда  придут  в  управу  за полуфунтом справедливости, брать с пришедших по ишевику за порцию, а  тех, кто не придет, сослать в каменоломни.

        Андарз и Теннак захохотали, Иммани захихикал по-девичьи.  Астак,  сын Андарза, вскочил из-за стола:

        - Стыдно, - закричал юноша, - стыдно! Справедливый чиновник  пытается навести порядок в государстве, - продажные твари осыпают его насмешками  и клеветой!

        И выбежал  вон.  Нан  подумал,  встал  и  вышел  за  ним.  Андарз,  с совершенно бледным лицом, созерцал Шаваша.

        - Надобно доучить его грамоте, господин Иммани, - сказал Андарз.

        Иммани покраснел от обиды, как рак, брошенный в кипяток.

        - Я доучу его грамоте, - сказал огромный Теннак.

        Через десять минут Нан вернулся: нити кружев его  кафтана  намокли  и прилипли к  темно-красным  обшлагам,  как  бывает,  если  прижать  к  себе плачущего. Андарз проводил эти мокрые рукава завистливым взглядом.

        Уже подали сладкую дыню, и орешки,  сваренные  с  маслом  и  сахаром, когда Андарз спросил, о чем Нан беседовал с господином Нараем.

        - О, - сказал Нан, - он поручил мне обработку  проекта  об  украшении города.

        - И какие практические меры он предлагает?

        Нан усмехнулся.

        - Я еще не дочитал до конца.  Я  застрял  на  седьмой  странице,  где господин Нарай делится  своими  познаниями  в  зоологии  и  сообщает,  что животное под названием "небесный огонек" имеет черную блестящую шкурку, и, в присутствии императора склоняет  свою  голову,  а  в  присутствии  злого чиновника закрывает глаза лапками и поворачивается к нему  спиной.  Где-то там в конце было про запрет есть на городских площадях фиги, и заплевывать мостовую косточками.

        - А причем здесь животное? - ошеломленно спросил Андарз.

        - Вот и я тоже читал и думал, - причем здесь животное,  -  усмехнулся Нан.

        - Черт знает что, - сказал Андарз, - Ивин, вы когда-нибудь слыхали  о животном "небесный огонек"?

        - Конечно, - сказал секретарь, - с пяти лет и до пятнадцати. У нас  в деревне шаман все  о  нем  рассказывал.  Я  полагаю,  что  господин  Нарай употребляет  имя  этого  животного  метафорически:    как    преамбулу    для государственных постановлений.

        -  Государственные  постановления  не  нуждаются  в  метафорах.    Они нуждаются  в  здравом  смысле,    -    пробормотал    Андарз,    страдальчески сморщившись. - Все, господа, прошу меня извинить, - у меня  болит  голова. Мой дом - ваш дом, располагайте всем.

        И с этими словами императорский наставник быстро  встал  и  вышел  из зала.

        Шаваш, в своем уголке, подумал, что господин Нан,  конечно,  небрежно высмеял указ Нарая, но ничего не сказал о его содержании. И что когда указ выйдет, господин Андарз не сможет упрекнуть Нана за то, что тот  скрыл  от него свое участие

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту