Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

229

поймать яшмового аравана. Крестьяне его не выдавали, и  даже  наградой  их нельзя было соблазнить, потому что было ясно, что награду за такое дело не одобрят соседи, и так сильно не одобрят, что от их неодобрения сгорит  дом или повесится в лесу жена. Я обещал, в придачу  с  деньгам,  право  носить оружие... Куда там!

        Шаваш усмехнулся.

        - Этот  человек  добился,  чего  хотел!  Он  создал  организацию  без организации! Я не мог  арестовать  никого  на  основании  его  проповедей, потому что нельзя арестовывать людей, которые слушают проповедь о том, как делать добро! Я не мог арестовать никого на основании его дел, потому  что он не создавал никаких тайных обществ! Он не учреждал ложные  ритуалы,  не совершал недозволенные церемонии, но вся провинция сидела у  его  ног!  Он просто лгал моему народу! И как! Изо всех  пророков,  лгавших,  будто  они сошли с неба на землю, этот был единственный, кто лгал, что  он  этого  не делал!

        Этот  человек,  -  продолжал  Шаваш,  -  был    снедаем    безграничным честолюбием,  он  сам  повысился  в  чине  от  небесного    соглядатая    до проповедника, от проповедника - до пророка  мятежников.  Не  думайте,  что там, в лагере Ханалая, главный - Ханалай! Яшмовый  араван  подождет,  пока Ханалай возьмет столицу, а потом казнит его за  жестокость,  и  возьмет  в свою руку сердце государя, и будет править  от  его  имени!  Эти  игрушки, которыми он тешит государя, - знаю я эти игрушки, я их уже видел у него  в Белоснежном посаде!

        - Что было после взрыва, - сухо спросил Арфарра.

        - Через месяц пришло известие об аресте Нана и бунте в столице,  -  я уже сказал вам, как я убежал и взял с  собой  документы.  Мои  собственные стражники, однако, ограбили меня, и я шел, добывая  себе  хлеб  различными хитростями, пока не пришел в Архадан к отцу Адушу. Но отца Адуша  там  уже не было: проклятый монах сбежал неделю назад, и все сжег!

        Шаваш помолчал и прибавил:

        - Если это не его сожгли.

        После этого я повернул в столицу провинции,  по  некоторым  признакам заключив, что там скоро произойдут странные вещи. Я шел не так быстро, как мне хотелось бы, и дважды слушал проповеди яшмового аравана: тот тоже  шел в столицу. Я натерпелся много  неприятностей  от  жадных  людей,  пока  не попался на  глаза,  в  виде  старика-крестьянина  и  с  ворованным  ослом, наместнику Ханалаю. Ханалай принял меня за крестьянина,  или,  по  крайней мере, сделал такой вид. Во всяком случае, он не отпустил меня, а  заставил идти за свой лошадью и едва ли не в упор стал расспрашивать, как отнесется народ к восстанию против государя. И к кому бы,  вы  думали,  ехал  в  это время Ханалай? К яшмовому аравану!

        То есть со стороны это было не очень заметно, но дело обстояло именно так, и наместник все время очень искусно наводил  разговор  на  могущество проповедника. Он думал использовать яшмового аравана для своей  выгоды,  а на самом деле это яшмовый араван использовал его.

        И вот наместник посадил его на хорошенького мула и стал  сетовать  на общее к нему  недоверие,  и  на  грехи  государя,  а  яшмовый  араван,  по обыкновению, жмурил глазки и напоминал, что человеку следует судить лишь о своих собственных грехах.

        После этого он потихоньку утек из усадьбы  Ханалая  и  остановился  у одного своего поклонника по имени Дох, ожидая нового предложения  Ханалая. Мне очень не  хотелось,  чтобы  человек,  ответственный  за  гибель  Нана, добрался до верхних ступенек ойкумены. Что же - я плюнул на свою жизнь  и, явившись  к  аравану  Фрасаку,  потребовал  у  него  ареста  проповедника. Услышав, что во главе провинции может встать человек, которого он, Фрасак, отдал приказ арестовать, Фрасак так перепугался,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту