Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

225

        Государь вздрагивал от скрипов и стуков, в каждом  шорохе  листа  ему чудились шаги палача; у него появились странные привычки:  он  никогда  не наступал на шестую ступеньку, открывал двери только лев ой рукой.  Наконец он перестал жаловаться, и таял, бледнел и худел  с  каждым  днем.  Прежние верные слуги Варназда были убиты  или  разбежались;  единственный  человек среди уважаемых мятежников, который искренне жалел Варназда и пытался хоть как-то облегчить его участь, был Лже-Арфарра, яшмовый  араван.  Чем  более Варназд приглядывался к проповеднику,  тем  более  странным  тот  казался. Пожалуй, дело было вот в чем: этот мятежник не почитал его,  как  бога,  а жалел, как человека. Это было удивительно. Ведь  те,  кто  видели  в  нем, Варназде, просто человека, обыкновенно презирали его, а яшмовый  араван  - наоборот.

        Бьернссон в это время жил очень замкнуто, почти никогда не  появляясь ни перед войском, ни  в  совете  Ханалая.  Тем  не  менее  было  несколько городков, которые Ханалай хотел сгоряча сравнять с землей, а землю засеять солью, - и этот приговор был отменен из-за угроз яшмового аравана.

        А так пророк мятежников сидел в своем уголке и развлекался  тем,  что мастерил  разные  игрушки:  часики,  из  циферблата  которых  каждый    час выскакивала серебряная лань и копытцем отбивала время,  картонных  куколок на пружинках... Вместе с государем смастерили  целый  театр:  под  круглым днищем молоточки играли музыку, а под музыку вертелись двенадцать куколок. Эту игрушку яшмовый араван подарил государю, и Ханалай сказал, что  теперь у государя есть целых двенадцать подданных, которые пляшут по его прихоти, - но игрушки не отобрал.

        А хуже всех вел себя Чареника: простолюдин Ханалай  поначалу  не  мог перебороть в себе робости перед государем и  даже  намеревался  выдать  за него свою пятнадцатилетнюю дочку и править, как государев отец. Но опытный царедворец Чареника был беспощаден: он мстил государю за все те  унижения, что претерпел сам, он добился, чтобы Ханалаева дочка вышла за его сына;  и даже Ханалай находил нужным время от времени сдерживать его и напускать на него яшмового аравана.

        В середине зимы государя перевели в  покои  для  слуг,  где  не  было отопления под полом. Варназд лежал ночами,  вздрагивая  от  хохота  пьяных стражников, в дверь, грубо забитую досками,  дул  холодный  зимний  ветер. Весной государь простудился и заболел. Когда Ханалай уверился, что Варназд не хнычет, а болен на  самом  деле,  он  встревожился.  Ханалаю  вовсе  не хотелось, чтоб о нем говорили, будто он извел  государя.  Ханалай  прислал государю лекарей и опять  позволил  яшмовому  аравану  навещать  больного. Как-то Бьернссон сказал лекарю, что в спальне слишком много пыли и грязи.

        - Это не мое дело, - возразил тот.

        Бьернссон принес ведро и тряпку и вымыл пол, рассудив, что это проще, чем ругаться со стражниками. Уже вытирая последние половицы, он сообразил, отчего у тряпки такие странные остроухие концы. Это  было  одно  из  белых боевых знамен Киссура, с несколькими  прорехами  и  несмывающимися  бурыми пятками возле прорех. Бьернссон домыл пол и выставил  поскорее  тряпку  за дверь, пока Варназд ее не  увидел.  Вымыл  руки,  сменил  платье,  взял  у стражников котелок бульона и стал кормить больного.

        А Варназд, надо сказать, видел тряпку и  все  остальное:  до  болезни стражники заставили его мыть ею пол. Вот через  двадцать  минут  Бьернссон вытер ему губы, поправил одеяло и собрался уходить.

        - Жаль, что я не знал вас раньше, - сказал Варназд. - При дворе  меня окружали одни карьеристы и негодяи. Теперь они все разбежались, как шакалы от высохшего ручья. Я всегда это знал.

        - Все, - немного

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту