Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

210

не шевелясь. Он вдруг с беспощадной ясностью понял, что жить  ему  -  до  тех пор, пока Ханалай не возьмет столицу, ну, и еще две-три недели.  Потом  он стал думать о Киссуре. Он думал, что Киссура убьют, пожалуй,  раньше.  Ибо Киссур имел еще надежду оправдаться в глазах государя: но не в глазах  той своры, что оставалась в столице, знала  о  его  верности  государю,  и  за эту-то верность и ненавидела. Варназд  вытер  глаза  и  вдруг  чрезвычайно удивился, что думает о Киссуре, а не о себе. И тут же подумал  о  Нане:  и тот был ему предан, и, очевидно, погиб. И  опять  государь  удивился,  что думает не  о  себе.  А  Андарз?  Ведь  тот  был  его  наставником,  таскал десятилетнему Варназду сласти, подрался из-за него с Рушем, -  сколько  же горя он причинил Андарзу, чтобы тот повел себя так, как повел?

        Тут он подумал о Мнадесе; об Ишнайе; o Руше - эти были мерзавцы,  эти думали лишь о власти  и  выгоде,  казнь  их  была  заслужена,  весь  народ ликовал. Однако скольких же это он казнил?

        Луна зябла за решеткой в небе, как потерявшийся белый гусь, и Варназд вдруг заплакал, поняв: Великий Вей, - как же это получается?  Ведь  он  не Иршахчан, не Киссур даже, чтобы рубить головы как капусту, -  но  вот  ему двадцать семь лет, и он подписал четыре  приговора  четырем  своим  первым министрам!

        Варназд посмотрел  в  угол  и  испугался.  Там,  не  шевелясь,  сидел давешний проповедник. Теперь, в темноте, было видно, что это действительно не человек, а большое светящееся яйцо,  посаженное  в  грубую  рясу.  Свет понемногу просачивался сквозь ткань, как сыворотка -  через  холстинку,  в которую завернули свежий творог, и скапливался лужами  на  неровном  полу. Скоро весь пол был залит сиянием, и оно  поднималось  все  выше.  Какие-то светящиеся нити протянулись к Варназду. Это было так страшно, что  Варназд не выдержал и закричал, - и проснулся.

        Было уже утро.

        Никого рядом не было, только самозванец, лже-Арфарра, сидел  рядом  с мокрым полотенцем наготове. Варназд понял, что все это было сновидение,  и о других он думал во сне.

        - Зачем вы меня напугали ночью, - жалобно сказал Варназд.

        Бьернссон положил ему на лоб полотенце и ничего не ответил.

        - Зачем вы рассказали мне о Киссуре?

        Опять ни звука.

        - Как вас зовут на самом деле?

        - Это больше не имеет  значения.  Я  потерял  имя,  как  вы  потеряли власть.

        - Вы, - прошептал государь, - не любите Ханалая. Этот указ о  Киссуре у меня выманили обманом: я хочу написать, что он  подложный.  Еще  я  хочу написать указ, чтобы в городе не слушались никаких указов, на которые меня вынудит Ханалай.

        "Да, - подумал Бьернссон, - этот человек так и  будет  искупать  свои грехи не раскаянием, а указами". Усмехнулся и сказал:

        - За такой указ Ханалай вас - выпорет, а меня - повесит. Я  мало  что могу: Ханалаю в нас обоих нужно только имя.

        Варназд глядел искоса на яшмового аравана. Он видел, что этот человек его презирает. Это было обидно: ведь если  Ханалай  их  обоих  употребляет сходным образом, то чем один умнее другого?

        - Это неправда, - сказал Варназд, - я сам видел ночью... Великий Вей, как вы меня напугали! И потом, - от ваших слов плачут тысячи, как  же  мог неграмотный разбойник перехитрить вас?

        Бьернссон вдруг захихикал:

        - Перехитрить? Меня? Да я его насквозь вижу! Только  мне  теперь  все равно, какая крыса съест другую крысу последней.

        - А мне не все равно, - возразил Варназд.

        Свен Бьернссон был  не  совсем  прав,  утверждая,  что  столица  была спасена, так как конница Киссура налетела на семитысячный отряд мятежников и утопила его: мятежники задержались на берегу канала потому, что  увидели с другой

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту