Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

208

и  неразумный  крестьянин,  возвышенный  тобой, услышал о бесчинствах, творимых твоим именем,  и  поспешил,  как  мог,  на помощь. Виновен ли я в чем-то перед тобой? Хочешь ли  головы  моей  -  вот она!

        Причина нынешних бедствий, - продолжал Ханалай, - в кознях колдунов и бунтовщиков, в несогласии частей государства. Обязуюсь усмирить все!

        Не  одной  чистосердечной  преданностью    руководствовался    Ханалай, зарубив Лахута  на  глазах  государя  и  войска.  Все  отряды  Лахута,  до последнего человека, были истреблены в этот день.  Ханалай,  видя  себя  у ворот столицы, поспешил расправиться с жутким союзником, смущавшим многих, кто мог бы стать на его сторону. В войсках Ханалая, в которых имя государя было более почитаемо, нежели того Ханалаю хотелось,  полагали,  что  Лахут получил по заслугам. Кроме того, все знали, что Лахут и  истинный  пророк, яшмовый араван, жили друг с другом, как кошка с собакой.

        Варназда отвели в его собственную спальню. В ней было все, как неделю назад:  сверкало  солнце  у  потолка  и  луна  у  полога,  и  горели  пять светильников по  числу  пяти  добродетелей,  подле  кровати  под  атласным пологом дымились золотые курильницы на крепких  ножках,  -  только  кто-то насрал  у  столика  для  лютни.  Пригнали  откуда-то  тычками    дворцового чиновника, скорее мертвого, чем  живого.  Тот  убрал  мерзость  и,  плача, удалился. Государь сел на  постель  и  уткнулся  лицом  в  подушку.  Вдруг зашевелилось изголовье,  и  из-под  него  выполз  маленький  белый  щенок, любимец государя, стал тыкаться в нос и слизывать шершавым язычком слезы.

        Вечером государя переодели и повели в голубую трапезную: там  пировал Ханалай, его командиры и советники. Было  заметно,  что  среди  советников много образованных людей: больше половины пользовалось вилками.

        Государя со всевозможными почестями усадили под балдахин. Справа  сел Ханалай. Государя с любопытством косился на изящного, худого и  белокурого человека, сидевшего слева. Это был Ханалаев  пророк,  лже-Арфарра.  В  нем было действительно что-то не от мира сего, и  он  ел  мало  и  чрезвычайно опрятно.

        - Государь, - сказал Ханалай,  -  кланяясь  и  указывая  на  изящного человека, - вот истинный Арфарра,  мудрец  и  твой  советник.  Клянусь,  я поймаю и распну  того  самозванца,  который  сейчас  помирает  в  столице! Подпишите указ о его измене, как  вы  подписали  указ  об  измене  Киссура Белого Кречета!

        Кто-то поднес государю готовые свитки: указ об измене Арфарры и  указ о назначении Ханалая первым министром.

        - Вы не знаете этикета, - сказал государь  Варназд,  -  указы  нельзя подписывать на пиру. Чтобы указ был действителен, он должен быть  подписан в зале Ста Полей.

        Ханалай расхохотался и хлопнул себя по лбу.

        - Ах я невежа, - вскричал он. - Что возьмешь  с  простолюдина,  кроме преданности! Действительно, разве можно подписывать государственные  указы на пиру!

        Государю стали представлять гостей. Что за рожи!

        Вдруг, в самый разгар  пира,  Ханалаю  принесли  записку.  Тот  долго шевелил губами, читая ее, а потом вышел. Потом вышел яшмовый  араван,  еще кто-то из командиров. Начальник варварской конницы полез прямо через стол, даже не сняв сапоги, и раздавил по пути утку. Впрочем, засмущался,  поднял утку и сунул ее за пазуху.

        Ханалай вернулся, улыбаясь, а записка пошла по кругу. Государь следил за ней завистливым взглядом. Сосед его  слева,  лже-Арфарра,  до  сих  пор сидевший безучастно, вдруг наклонился к государю и тихо сказал:

        - В записке сказано, что Киссур не поверил указу о своей  измене,  а, поверив, вышел из лагеря, желая смертью доказать  свою  верность.  Конница его  опрокинула  осаждавших,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту