Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

206

помочь  ему  умереть,  потому  что  самому,  говорят,  это  делать  весьма неудобно.  Чиновник  взял  меч,  а  Варназд  собрал  волосы  в  пучок    и, придерживая их руками, лег ничком на траву.  От  травы  пахло  сыростью  и утром.

        Алия в ужасе стоял над государем. Он думал о  том,  что  ослушавшийся государя будет в следующем рождении лягушкой, а поднявший на государя руку - саранчой. Какое бы решение он ни  выбрал  -  не  быть  ему  в  следующем рождении чиновником!

        - Ну! - закричал Варназд.

        Алия улыбнулся и вонзил меч в себя.

        Варназд  вскочил  от  шума  на  ноги.  Чиновник    похлопал    глазами, пробормотал: "Не смею, государь", и затих. Открытые глаза  его  улыбались: он нашел способ ослушаться государя.

        Варназд вынул чистый меч из ножен за спиной мертвеца, сел на его коня и тихонько поехал дальше.

        Он не торопился больше  никуда.  Странное  спокойствие  овладело  его душой.  Он  ехал,  медленно  разглядывая  все:    розовые    стволы    сосен, подпирающие небо, зеленые болотные травы и черные ягоды на беловатом  мху. Под копытами коня тихо чавкала вода, из кустов вспархивали птицы, лес  был полон тысячью голосов, утреннее солнце рассыпалось в каплях росы.

        "Как странно, подумал Варназд, - какое чудо жизнь! Почему же я раньше этого не замечал!"

        Варназд ехал и ехал, улыбаясь каким-то своим  внутренним  мыслям.  Он понимал, что ему остался лишь один выход. Он  не  сомневался,  что  сумеет умереть достойно и не попасться живьем в руки мятежников. Ему никогда  еще не было так хорошо и свободно, как в этом утреннем лесу.

        Через час он отыскал красивую  полянку,  спешился,  сел,  положил  на колени меч и залюбовался на сосновые ветки. Теплое солнышко разморило его: он заснул.

        Варназд проснулся от громкого хохота: он открыл глаза и  увидел,  что вокруг него хохочет несколько всадников. Впереди  них  он  узнал  Шадамура Росянку, который когда-то служил Киссуру, а теперь  служил  Ханалаю,  -  и Шадамур Росянка его тоже узнал.

        Варназда немножко  пообчистили  и  повели  за  конями,  а  на  опушке реквизировали какую-то телегу.

        Через час на  телегу  наткнулся  отряд  людей  в  одних  штанах  и  с двузубцами. Эти люди раскудахтались, завидев государя,  и  стали  оттирать понемногу конников от телеги.  Шадамур  крикнул  Варназду,  чтобы  тот  не очень-то боялся. Государь наклонил голову, и слезы посыпались из его глаз, как семена из раскрывшейся коробочки мака.

        Люди в одних штанах и с двузубцами  были  из  отряда  Лахута  Медного Когтя.

        Лахут уже дважды мелькнул в нашем повествовании - сельским богатеем и странствующим проповедником. После бунта Лахут сумел  бежать  из  столицы. Мысль о грехе - убийстве племянника, - по-прежнему  терзала  его  душу.  В соседней провинции он был пойман и повешен за ребра,  но  ночью  сам  снял себя с крюка и утек. Как-то он ночевал в храме "красных циновок" и  вместо вынесенных идолов застал там самого Господа: тот велел  ему  взять  меч  и идти проповедовать. Лахут возразил,  что  не  может  брать  меча  грешными руками.

        "Не беда" - живо возразил Единый, и позвал ангелов. Те мигом отрубили Лахуту грешную руку, а  взамен  приставили  новую,  медную  и  похожую  на двузубец: этим-то двузубцем Лахут теперь и проповедовал, и опять назывался Медный Коготь.

        В отряд Лахута не принимали никого, жаждущего наживы, и каждого,  кто обзаведется чем-нибудь, кроме набрюшной юбки и двузубца, гнали вон. Смерть люди Лахута считали видимостью и полагали, что броня бедности укрывает  не только душу от искушений, но и тело от ударов. Это  они  поймали  и  убили подмененного чиновника.

        Онтологическая часть учения Лахута гласила, что когда его люди займут

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту