Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

172

стоит    ли    кончать    жизнь самоубийством, решил, что не стоит, повалился Бьернссону в ноги и сказал:

        - Смилуйтесь, почтеннейший! Я был  введен  в  заблуждение  бесчестным приказом!

        А Ханалай пихнул мертвеца сапогом и заметил:

        - Дурак был покойник! С его ли умом торговать травкой!

        Через два часа Бьернссон сидел во флигеле, в саду наместника.

        Его поездка от управы аравана была поистине  триумфальной.  Бьернссон ехал на низеньком лошаке, в чистой льняной  рясе,  наспех  наброшенной  на плечи.

        Сзади, на могучем боевом коне, с лентами, вплетенными  в  расчесанную гриву, ехал наместник Ханалай. Толпа на этот раз не  безмолвствовала.  Она орала, приветствуя мудреца и правителя. Она орала  так,  что,  если  бы  у яшмового аравана было что сказать, его все равно никто  бы  не  расслышал. Впоследствии агенты Ханалая, рассеянные среди народа, подсчитали, что  имя яшмового аравана было выкрикнуто десять тысяч и еще двести  семьдесят  три раза, а имя наместника Ханалая, - три тысячи и еще пятьдесят семь  раз,  и наместнику Ханалаю эта арифметика не очень-то пришлась по душе.

        И вот теперь Бьернссон вернулся туда, откуда убежал вчера ночью, - во дворец наместника.

        Деревянная дверь раздвинулась: на пороге  беседки,  неслышно  ступая, показался наместник Ханалай. Ханалай сказал:

        - Нынче основы земли и неба поколеблены, мир нуждается  в  переменах. Когда мир нуждается  в  переменах,  небо  возвещает  свои  указания  через великого  праведника.  Великий  праведник  находит    правителя,    готового следовать его указаниям. Вдвоем мы перевернем ойкумену!

        И бывший разбойник, почтительно склонившись, поцеловал колени  нищего проповедника.

        Так Свен Бьернссон, который хотел ни от кого  не  зависеть,  оказался самым влиятельным землянином в империи - то есть игрушкой в руках Ханалая.

          * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА *

          15

        Прошло три дня, и Киссур ворвался в кабинет Арфарры.

        - Этот Ханалай, - закричал он с порога, - отложился  от  столицы!  Он назвал вас  самозванцем,  а  себе  добыл  того  харайнского  проповедника, которого величают настоящим Арфаррой! Назвался первым министром  государя, до тех пор, пока к нему не объявится Нан!

        Арфарра сидел, нахохлившись, в кресле. Глаза его  были  полуприкрыты. На  спинке  кресла  сидели  две  священных  бронзовых  птицы,  соединенных цепочкою и неодобрительно посматривали на юношу.

        - Когда разбойника делают наместником, - орал в бешенстве  Киссур,  - разве это кончится добром! Нан развратил всех чиновников,  сверху  донизу! Если бы не вы, я бы развесил их всех вокруг стены, по штуке на зубец!

        - Если  высшим  чиновником  может  быть  каторжник  Арфарра,  -  тихо проговорил Арфарра, - почему им не может быть разбойник Ханалай?

        Киссур словно налетел на камень с разбегу.

        - Что вы говорите? Я... волею государя...

        Старик засмеялся.

        - Три недели назад, - сказал он, - был бунт в  столице.  Позавчера  - позавчера наместник Кассанданы прислал мне вот этот пакет.  В  Кассандане, видите ли, неурожай, и он не сможет заплатить в этом году налоги, а иначе, как    предупреждает    он,    население    провинции    будет    разорено,      и ответственность за возмущение народа падет на мою голову. Сегодня такое же извещение прислал мне наместник Чахара...

        - В Чахаре отличный урожай, - вдруг взвизгнул Арфарра, - при Нане все платили налоги! Ханалай! Ханалай взбунтовался первым,  потому  что  глупее других! А теперь каждый будет  делать  то,  что  ему  кажется  выгодным  в собственных глазах!

        - Я вразумлю их, - возразил Киссур.

        - Кто вы такой, чтобы вразумлять, - спросил Арфарра. Вы - выскочка, и я - тоже!

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту