Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

170

как  разметало  по  бревнышку  Белоснежную управу. А как он кошечкой оборачивается? По воздуху летал?

        Араван Фрасак смутился.

        - А теперь подумайте, - продолжал Шаваш, - что будет, когда во  главе восстания станет человек, который может испепелять стены  и  оборачиваться кошечкой. А? Кто через три года будет первым министром?

        Шаваш, не мигая, глядел  на  Фрасака,  и  несчастного  аравана  вдруг начала бить крупная дрожь. Как-то сразу он понял, что никакой арест  этого отощавшего беглеца с безумными золотыми глазами ничем ему не поможет.  Да, да, не поможет! Страшный инспектор, шельма, интриган  и  взяточник,  опять вывернется, как вывернулся он неведомым образом из-под парчовых курток,  и не только в столице аравана не похвалят за этот арест, а  наоборот,  Шаваш как-нибудь так извернется своим языком, что он же, араван, пострадает... И подумал араван тоскливо, что вот - это перед ним сидит настоящий бес, а то и покойник, отпросившийся на волю, а яшмовый араван - тот никакой не  бес, и не надо перечить...

        - Хорошо, - сказал жалким голосом  араван  Фрасак,  -  что  я  должен делать?

        Этой ночью Шаваш засыпал  спокойный  и  сытый.  Блеф  удался.  Глупый Фрасак не арестовал его, глупый Фрасак перепугался и разинул рот.  Яшмовый араван надеется быть советником над Ханалаем... Ну что же: завтра  яшмовый араван получит самое большое удивление в своей жизни...

        За завтраком у горшечника Бьернссон был рассеян: было ему тоскливо  и плохо, и не радовала его ни резная листва на заднем  дворике,  где  пышная хозяйка подала чай и теплые лепешки, ни запах теплого хлеба,  подымающийся согласно изо всех дворов предместья, ни радостный  крик  пестрого  петуха. "Что же делать, - думал он, торопливо прожевывая пресную лепешку,  что  же делать? Ну, сбежал я от Ханалая,  и  что?  Разве  это  остановит  бунт?  И опять-таки, если остановит, чего гордиться? Это еще неизвестно, что  лучше - правительство Арфарры  или  восстание,  пожалуй,  что  при  определенных условиях восстание все-таки лучше..."

        И, поскольку Бьернссон не знал, что  делать,  он  с  радостью  принял известие какого-то человека в синей куртке о  том,  что  его  старый  друг господин Афоша приехал в город и остановился здесь  же,  в  предместье,  в гостинице Идона у храма Семи  Черепах,  и,  расхворавшись  в  пути,  хочет поговорить с проповедником о душе и боге.

        Дорога к храму была недалекая, вид все время менялся, - то  сбегались к тракту дома и плетни из колючей ежевики, то  вдруг  расстилались  вокруг легкие, на песчаных здешних почвах луга, и тогда солнце сверкало на ровных рядах маслин, высаженных, для  скорейшего  созревания,  вдоль  дороги.  Из травы вспархивали  птицы.  Несколько  крестьян  с  кадушечками  за  спиной повстречались яшмовому аравану и попросили поглядеть  счастливым  взглядом на них и на кадушечки. Яшмовый араван, конечно, поглядел.

        Наконец показались домики  храмовых  ремесленников  и  гостиницы  для приезжих, явившихся замаливать свои грехи, беленые стены обступили дорогу, щебет птиц сменился голосами женщин  и  грохотом  вальков,  выколачивающих белье,  предместье  уже  вполне  проснулось,  под  высокой  аркой  хлебной мастерской  полуголый  человек  в  белом  переднике  оттискивал  на  сырых лепешках государственную печать, рядом дышало горлышко раскаленной печи, в лавке напротив резали козу, и женщины уже собрались вокруг, споря о лучшем куске.

        Бьернссон свернул в тупичок,  ведущий  к  гостинице  Идона,  и  сразу понял, что дело плохо. Возле беленых ворот толпились женщины с кувшинами в руках, прибежавшие от ближнего колодца, а сбоку стоял  паланкин  с  крытым верхом Возле паланкина в землю был  воткнут  сторожевой

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту