Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

169

за пророком.

        Когда оба бедняка растаяли в ночи, в дальнем  конце  аллеи  появилось двое людей. Один из них нес  на  палке  небольшой  фонарь  в  виде  цветка орхидеи. Другой был наместник Ханалай.

        - Видите, - сказал спутник Ханалая, поднеся палку с фонарем к  следам Бьернссона, отпечатавшимся на жирной и черной клумбе - никакой  он  кошкой не оборачивался: перелез через ограду, и притом как мешок перелез.

        Ханалай долго рассматривал следы.

        - Да, - сказал он, - а жалко. Подумаешь, кошечка! Это  всякий  сумеет избежать ареста, обернувшись кошечкой! А  вот  сделать  так,  чтобы  такой человек, как Шаваш, не мог арестовать тебя в твоем собственном виде -  это да!

        Заночевал Бьернссон у чулочника Даха в Теплой Слободе, той, что  близ Восточных ворот - это был человек верный и покладистый, и когда-то яшмовый араван вылечил у  него  дочку.  Бьернссон  забился  в  пахучую  солому  на сеновале, и тут же заснул.

        Араван Фрасак любовался ночными мотыльками,  слетающимися  к  высоким свечам на алтаре,  когда  дверь  беседки  внезапно  раскрылась,  и  в  ней показался грязный и оборванный крестьянин,  -  тот  самый,  который  утром попался на глаза Ханалаю.

        - Это что такое, - возмутился араван.

        Крестьянин, не отвечая, подошел к алтарю, на  котором,  в  серебряной миске, в чистейшей воде, привезенной  из  горных  ущелий  Иниссы,  плавали сосновые ветки, сунул грязные лапы в миску и принялся тереть оными рожу. У аравана от негодования отнялся язык. А  крестьянин  содрал  с  себя  лицо, словно кожуру с апельсина, и на  Фрасака  глянуло,  к  его  ужасу,  хорошо знакомое лицо покойного инспектора Шаваша.

        - Позвольте, как же это,  -  лихорадочно  залепетал  Фрасак.  Ум  его лихорадочно бился: арестовать? Или нет, погодите, у этого же человека были огромные взятки, Фрасак сам  подносил  яшмовый  ларец,  и  если  он  может откупиться...

        А покойник, как был, в вонючем своем платье, уселся в обитое бархатом кресло и сказал:

        - Господин араван! Наместник Ханалай затевает восстание.

        Фрасак глядел на Шаваша с изумлением.

        -  Но,  постойте,  пролепетал  он...  Вам,  как  человеку  Нана...  и запнулся.

        Он хотел сказать, что Шавашу, как человеку Нана, было бы  естественно присоединиться к Ханалаю.

        Шаваш нагло усмехнулся:

        - Вы бы очень удивились, араван, узнав, чей я человек сейчас... Но не в этом дело. Вы должны арестовать яшмового аравана. Он  сегодня  ночует  в усадьбе Ханалая, - его там  просят  быть  благословить  мятежников,  а  он отказывается...

        - Отказывается, - не понимал Фрасак, - это хорошо. Очень благородно с его стороны...

        Шаваш наклонился к Фрасаку и сказал:

        - Это яшмовый араван сопровождал Киссура в  столицу,  и  это  яшмовый араван научил его, что говорить государю.

        Разумеется, он не мог предвидеть, что Киссур сумеет подавить  бунт  - такие вещи даже бесу нельзя предвидеть, - но он знал, что бунт  в  столице повлечет за собою бунты в провинции, а так как наместник Ханалай  понимает пути, которыми ходит душа народа, он попросит  поддержки  у  какого-нибудь святого, а этим святым может быть только яшмовый араван. Что  же,  что  он отказывается? Покочевряжится маленько - и согласится...

        "Арестовать,  -  крутилось  в  голове  у  аравана,  -  арестовать    и представить Арфарре... постойте, да ведь его уже арестовывали: стало быть, он уже здесь как агент Арфарры. Или нет, он же умер, -  это  тогда,  стало быть, чей он агент?"

        А Шаваш, как ни в чем не бывало, взял грязной лапой кувшин,  налил  в пузатую чашку вина, выпил и сказал:

        - Яшмовый араван - не человек, а бес.

        - То есть как это бес? - изумился Фрасак.

        - Очень просто.  Помните,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту