Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

159

опытный лис смотрит на молодого лисенка, словно раздумывая: учить малыша, как красть кур из курятника, или подождать, пока он подрастет.

        - Что мне с тобой  спорить,  -  внезапно  сказал  Арфарра,  -  а  вот послушай-ка басенку. Были на свете навозный жук, жаба  и  ворон,  -  самые незначительные  животные.  Они  все  были  связаны  взаимными  услугами  и грехами, и однажды государь зверей, лев, охотясь в лесу,  раздавил  гнездо жабы. Жаба побежала к своим друзьям. Навозный жук вздохнул и сказал:  "Что я могу? Ничего! Разве только пролечу под носом у льва, и  он  зажмурится." "А я - сказал ворон, - как только он зажмурится, подскочу ко льву и выклюю ему глаза". "А я, - сказала жаба,  -  когда  лев  ослепнет,  заквакаю  над пропастью, и лев в нее свалится." И так они это сделали, как ты слышал.

        Киссур молча ждал, памятуя, что за всякой басней следует мораль.

        - Можно, - сказал Арфарра, - арестовать Чаренику и осудить Нана. Но в ойкумене - тридцать две провинции, и в каждой  из  этих  провинций  высшие чиновники  -  друзья  Чареники  и  Нана.  Вчера  эти  люди    помогли    мне расправиться с Андарзом, сегодня - с "красными циновками", завтра  помогут мне расправиться с Чареникой, а послезавтра - с Компанией Южных Морей. Что ты хочешь? Чтобы ставленники Нана сражались вместе  против  государя,  как жабы и жуки - против льва, или чтобы они помогали государю  казнить  самих себя?

        - Я хочу, - сказал Киссур, - чтобы в ойкумене  не  было  ни  богатых, склонных к своеволию, ни бедных, склонных к бунтам, и если эти люди поедят себя сами, это сильно сбережет силы.

        - Тогда, - сказал Арфарра, - ты пойдешь вычистишь кровь под  ногтями, и сделаешь, как я скажу.

        В  это  самое  время,    когда    Арфарра    объяснял    Киссуру    методы справедливого правления, а в городе догорали последние  головешки  крытого рынка, - в это самое время на женской половине  изрядного  дома  Чареники, бывшего  министра  финансов,  под  большим  солнечником,  сиречь  тафтяным навесом, обшитом кружевами и камчатыми кистями, Янни,  дочь  Чареники,  со своими подружками разбирала и строила наряды.  Тут  же,  под  солнечником, ползали ее служанки, кроя новую атласную кофточку  с  запашными  рукавами, улыбаясь, по глупому девичьему обыкновению, и хихикая.

        - Это, - говорила Янни, - разглядывая розовое тафтяное  платьице,  я, пожалуй, пошлю бедненьким, - вон как протерлось. А это, если хочешь, отдам тебе. Смотри, какие глазки у ворота. Если обшить подол лентами, и вон  тут обшить, так вообще незаметно, что носили. Хочешь?

        - Да, очень хорошенькое платье, - отвечала Идари, ибо  именно  к  ней обращалась дочь министра. Идари никогда не бывала в такие  ранние  часы  у подруги. Но три дня назад бунтовщики сожгли  шестидворку,  в  которой  она жила, дед и тетки куда-то пропали, а сама Идари с младшей сестрой  бродила по улицам. Вчера  какой-то  варвар  долго  на  них  облизывался,  а  потом все-таки отвел к Чаренике. Обо всем этом Идари не очень-то рассказывала.

        Вдруг  в  саду  поднялся  шум:  зазвенели  серебряные    колокольчики, приветствуя высокого гостя, затопали слуги, раскатывая по дорожке  красный ковер... Идари и Янни подбежали к перилам и увидели, что по красному ковру идет отец Янни, Чареника, а рядом с ним, опираясь на резной  посох,  тощий старик в богатой ферязи первого министра. На повороте дорожки  под  ковром сидел корень дерева. Арфарра зацепился посохом за корешок, уронил посох  и сам чуть не упал. Чареника бросился за посохом, чуть  не  въехал  в  землю носом, подхватил посох, отдал хозяину, и  стал  усердно  пинать  проклятый корень ногой. "Немедленно спилить!" - кричал Чареника.

        - Ишь, цапля, - сказала с досадой одна из

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту