Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

158

сочтенных  таковыми,  и  Андарза  он повесил, уже мертвого, на веревке из зеленой шелковой конституции.

        А на следующий день Алдон, с двенадцатью товарищами, въехал во дворец Нана. Они ворвались в кабинет первого министра: винтовая лестница в  форме боба, ведущая прямо на нарисованные небеса, была  рассажена  у  основания, словно кто-то подрубил мраморный боб огненным топором, а там, где огненный топор прошелся по стене, вытекли и повисли на  стеклянных  ниточках  глаза грустных богов. Алдон переступил через мертвого бунтовщика.

        - Клянусь божьим зобом,  -  сказал  товарищ  Алдона,  -  вот  так  же перешибло скалу, когда умер отец Киссура!

        Алдон зажал ему рукой рот и сказал:

        - Не говори глупостей! Если ты скажешь такое Киссуру, он  съест  тебя живьем за оскорбление памяти отца!

        И швырнул поскорее в грустных богов факел.

        А еще через три дня к Арфарре явился Киссур.

        - Я, - сказал Киссур, - ехал по городу и  увидел,  что  из  городской тюрьмы по вашему  приказу  выпущена  дюжина  лавочников,  которых  я  туда посадил. Я повесил их во избежание дальнейших недоразумений. Что же это  - я ловлю рыбу, а вы выпускаете ее в реку?

        Арфарра нахохлился и молчал.

        - Завтра, оказывается, продолжал Киссур, - будет суд. И на этом  суде будет сказано, что причина восстания - в  кознях  господина  Мнадеса:  он, видите ли, и был первым зачинщиком заговора,  от  которого  погиб!  И  еще будет сказано, что Мнадес действовал рука об руку с "красными  циновками", которые, вместе с подлыми дворцовыми  чиновниками,  искусственно  вздували курс акций Восточной компании, дабы вызвать народное восстание и  погубить через это реформы господина Нана! И что  это  еретики  отдали  приказ  его убить!

        Арфарра дернул за шнурок и сказал вошедшему чиновнику:

        - Уже стемнело. Зажгите свечи. И пусть придет тот человек.

        Киссур подождал, пока чиновник вышел, и продолжал:

        - Семеро негодяев  затеяли  заговор  против  государя.  Шестеро  были трусами, а седьмой сбежал в город и поднял восстание. Я поклялся  повесить Андарза и должен был сдержать обещание, но, клянусь божьим зобом, если  бы я не поклялся, я скорее простил  бы  его,  нежели  остальных  шестерых!  А теперь что? А теперь имена этих семи вновь на одном листе: имена  шестерых - в подписях под приговором, имя Андарза - в самом приговоре!

        Арфарра откинулся на спинку кресла, склонил голову набок и глядел  на Киссура золотыми глазами-бусинками.

        - По дворцу, - продолжал Киссур, - ходят странные слухи.  Слухи,  что вы помирились  с  Наном;  что  Нан  прячется  не  где-нибудь,  а  в  своем собственном, то есть вашем теперь доме. Что едва ли  не  он  готовит  этот забавный процесс, где зачинщиком  бунта  будет  назван  человек,  которого народ первым сбросил на крючья. Что я идиот. Я предложил вам место первого человека в государстве не затем, чтобы по дворцу ходили такие слухи.

        Арфарра перевел глаза с плаща Киссура на красную с золотом  папку  на своем столе. Казалось, ничто так не интересовало его, как содержимое  этой папки. Любому человеку на месте Киссура следовало бы понять, что надо уйти и не докучать Арфарра досужими разговорами, но Киссур был недостаточно для этого чуток.

        - Почему, - закричал Киссур, - когда мои люди  гибли  на  стенах,  вы предложили государю вернуть господин Нана!

        - Потому, - ответил Арфарра, - что государь  никогда  бы  на  это  не согласился; и ничто так не уронило Нана в глазах бунтовщиков, как это  мое предложение.

        Киссур озадачился. Потом встряхнулся,  стукнул  кулаком  по  столу  и сказал:

        - А что вам мешает расправиться с Чареникой и прочей гнилью сейчас?

        Арфарра глядел на Киссура, как старый

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту