Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

146

и мяса!

        Обе эти рекомендации были приняты единогласно. После этого  совершили молебен об удачном исходе революции, и Нан, Андарз и Шимана, пешком сквозь толпу ликующего народа отправились на  обед  в  белокаменный  дом  Шиманы, стоящий чуть в стороне от рыночной площади.

        Площадь кишела народом, торговцы  сгинули,  переломанные  лавки  были нагромождены одна на другую.

        - Великий Вей, - негромко спросил Нан,  -  что  с  площадью?  Арфарра разорил рынок?

        - Нет, - сказал Шимана, но люди нашли, что здесь лучше говорить.

        - Если государь подпишет конституцию, - сказал Нан, - как мы поступим с Киссуром и Арфаррой?

        - Как можно, - возразил один  из  спутников,  -  вводить  в  действие конституцию, не расправившись с ее врагами?

        После света, толпы и криков Нан очутился в небольшой,  двуступенчатой комнате, в глубине сада. Комната, как и  два  года  назад,  была  завешана красными циновками. В глубине комнаты по-прежнему сидела пожилая  женщина, писаная красавица, и ловко плела  циновку.  Нан  и  Андарз  совершили  все подобающие поклоны, а толстый Шимана стал  на  колени  и  некоторое  время целовал ей ноги.

        - Что, Нан, - спросил тихо Андарз, начальник парчовых  курток,  -  вы по-прежнему опасаетесь быстрых перемен?

        Нан ответил:

        - Ничто не бывает дурным или хорошим само по себе, но все - смотря по обстоятельствам. Все мысли чиновника должны быть о благе  народа.  Если  в стране самовластие - он использует самовластие. Если в стране революция  - он использует революцию.

        Шимана встал с колен и хлопнул  в  ладоши:  вооруженные  люди  внесли праздничную еду, поклонились и пропали. Между прочим, на серебряном  блюде внесли круглый пирог-коровай. Шимана разрезал  пирог  на  три  части  и  с поклоном положил Нану на тарелку кусочек пирога.  Нан  взял  другую  треть пирога и с поклоном положил ее  на  тарелку  Андарзу,  а  Андарз,  в  свою очередь, поднес кусочек пирога хозяину. После  этого  гости  приступили  к трапезе.

        - А что, - спросил Нан внезапно, - я  видел,  как  на  площади  народ теребил этого негодяя Мнадеса, и потом встречал обрывки Мнадеса  в  разных местах. Как вы об этом полагаете?

        - Я об этом полагаю, - отвечал с важностию Шимана,  -  что  это  дело божие.

        Нан взглянул в глаза  еретика  и  с  удивлением  обнаружил,  что  они совершенно безумны.

        - Великий Вей, - сказал с тоской министр Андарз, -  они  разбили  все вазы из собрания Мнадеса. Последние вазы Ламасских мастеров! И знаете, кто это был? Только лавочники, ни одного нищего! Нищие завидуют лавочникам,  а не министрам! Все разбили, и кричали при этом: "Кто  украдет  хоть  ложку, будет повешен!"

        Шимана не удержался и сказал:

        - Это автор памфлета о "Ста вазах" растравил им душу. Если бы не этот памфлет, о вазах бы не вспомнили.

        Это было жестоко: многие знали, что автором памфлета  о  "Ста  Вазах" был сам министр полиции.

        - Эти вазы, - сказал Андарз, - спаслись при государе Иршахчане, когда дворец горел три месяца.  А  знаете,  что  эти  лавочники  сделали  потом? Попросили заплатить им за шесть часов работы!

        Наконец глава еретиков, беглый министр  полиции  и  народный  министр закончили праздничный обед. Андарз едва притронулся к еде.  Перед  глазами его стояли печальные и немного удивленные  глаза  зверей  на  раздавленных черепках. Он едва сдерживал себя, чтоб не разрыдаться  и  чувствовал,  что что-то непоправимо оборвалось в мире.

        Подали чай.

        - Что мы будем делать, - сказал Нан,  -  если  государь  не  подпишет конституции?

        Еретик Шимана подозвал мальчика с розовой водой, вымыл в воде руки  и вытер их о волосы мальчика.

        - Мне было видение, - сказал Шимана, что

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту