Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

127

будет плохо, если Нан, снова сев у государевых ног, с неудовольствием о нем, коменданте,  вспомнит.  Поэтому, несмотря на приказ государя "кинуть крысу в каменный мешок", комендант  не только не кинул Нана в мешок, а поселил его в своих покоях и лишь  просил, чтоб тот не ушел куда глаза глядят. На что Нан отвечал,  что  это  было  б безумием и признанием своей вины, и что лучше уж случайно лишиться головы, нежели обмануть доверие коменданта.

        Вечером  узника,  лежавшего  из-за  изрядных  побоев  в  постели  под шелковым  пологом,  навестил  Чареника,  министр  финансов.  Они    немного побеседовали, и Нан пришел к выводу, что это ему кара  за  грехи,  и  что, например, в вопросе об откупах он был неправ; и если Чареника поможет  ему вернуться к власти, Нан непременно введет  откупа.  Про  заговор  Чареника ничего не сказал, опасаясь, что  опальный  министр  выдаст  заговор,  дабы вновь обрести благоволение государя, но спросил про место, где стоит сейф, и про код к сейфу. Нан тут же назвал место и код.

        Два дня никаких  определенных  известий  до  хворающего  министра  не доходило, не считая того,  что  мальчик  по  имени  Киссур  нашел  себе  в союзники старика по  имени  Арфарра,  и,  конечно,  ничего  смешнее  этого известия в покоях коменданта не слыхали.

        На третий день узник оправился и ужинал со всеми. За ужином  опальный министр шутил с детьми коменданта, выведал у них, к смущению хозяйки,  что они не помнят столь роскошного ужина, вел себя  деликатно  и  был  отменно весел.

        Когда уже подали чай в плоских зеленых чашечках,  и  жена  коменданта встала на колени перед узником с вышитым полотенцем, в обеденный  зал  без стука вперлись десять человек в кафтанах городской стражи.  Они  объявили, что пришли от имени господина Киссура и господина Арфарры,  и  они  ничего плохого не хотят, а хотят лишь соблюсти государев приказ. Тут  же  бывшего министра посадили на лавку, вмиг стащили богатый кафтан и сетку с волос, а тюремный кузнец стал привешивать к рукам тяжелую цепь.

        Можно ли описать отчаяние  благородного  семейства!  Жена  коменданта плакала, дети всплескивали руками, а сам комендант кланялся, как  заводной идол, которого возят по праздникам, и беспрестанно  повторял,  что  таково распоряжение Арфарры, и нет ли у господина  министра  особых  просьб.  Нан подергал рукой в железном кольце и сказал:

        - Я, увы, изнеженный человек, и  видел  много  раз,  что  эти  кольца совершенно стирают запястья: нельзя ли обшить железо сукном?

        Комендант, в полном расстройстве, потащил со стола камчатую скатерть; тут же разрезали скатерть ножницами и обшили кольца. В гостиной  воцарился совершенный бардак, и только Нан и  командир  варваров  любезно  улыбались друг другу. Потом  стражники  стукнули  хохлатыми  алебардами,  проволокли узника по коридору и сунули за дверь в каменный мешок.

        В камере похвальная  сдержанность  слетела  с  бывшего  министра.  Он катался, сколько позволяла  цепь,  и  бился  головой  об  стену.  Он  сшиб каменную табуреточку, стоявшую в левом углу, и охотно бы  сшиб  что-нибудь другое, но табуреточка была единственным предметом  обстановки  в  камере, если не считать кучи соломы в углу. Он называл  государя  Варназда  такими словами, которые мы никак не решимся привести в  нашем  повествовании.  От крайнего возбуждения министр перешел  на  родной  язык,  стоит  надеяться, оттого, что по-вейски  у  него  язык  бы  не  повернулся  ругать  государя площадными словами. Наконец он выдохся, затих и даже заснул.

        А когда он открыл глаза, напротив него стоял человек, который не  мог быть никем иным, кроме как Арфаррой. В руке он  держал  неяркий  фонарь  в виде шелкового персика на ветке.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту