Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

122

на лбу  его  выступали  капельки  крови. Четверть века, ни в каменоломнях, ни в хижине отшельника, не было  у  него этой болезни - а вот сейчас опять появилась.

        Тут далеко на городской башне стали бить часы, извещая,  что  сегодня время торговать кончается необыкновенно рано.

        Днем Варназд не отпускал Киссура от себя ни на миг и следил, чтобы им наливали из одного кубка:  он  боялся,  что  юношу  просто  убьют.  Притом государь видел  известного  рода  взгляды.  Он  знал,  что  теперь  будет: улыбочки, намеки, неопровержимые доказательства, что Киссур-де  клеветник. О, в ближайшие три дня неопровержимых доказательств клеветы Киссура  будет предостаточно, - в этом государь не  сомневался.  А  вот  через  три  дня, представьте себе, предостаточно будет доказательств его правоты...

        А вечером у государя  Варназда  был  приступ  астмы.  Государь  велел стелить в спальне вторую постель.  Тут  Киссур  отказался  наотрез,  нашел большую медвежью шкуру, кинул ее у порога и свернулся  на  ней  клубочком, как верный пес.

        Итак, Киссур ночевал в государевой спальне, где на шелковых  карнизах сидели священные птицы, связанные попарно цепочкой, и крупные аметисты  на потолке заливали комнату безумным и отраженным  лунным  светом.  Киссур  и Варназд говорили долго-долго, и государь в конце концов  спросил  Киссура, неужели он действительно считает своим отцом человека, который умер за три года до рождения сына? Киссур отвечал, что человек этот  не  совсем  умер, потому что все видели, как  из  его  погребального  костра  вылетел  белый кречет. Варназд помолчал и сказал:

        - Все-таки нехорошо верить в эти сказки.

        - Почему же сказки, - возразил Киссур. -  В  нашем  роду  на  вершину погребального костра всегда сажают белого  кречета  в  бамбуковой  клетке. Потом дергают за веревочку, открывают дверцу, и кречет улетает. Если  меня убьют чиновники, сделайте, государь, то же самое.

        Киссур помолчал и добавил:

        - А в тот раз, когда сжигали тело отца, веревочка  перегорела  раньше срока: один вассал бросился в огонь, чтоб отпереть клетку, и сгорел.

        Варназд попросил Киссура  поправить  подушку  и  сесть  у  изголовья. Киссур поправил подушку и сел на то место, где часто сидел Нан.

        - Не сюда, - с досадой закричал Варназд.

        - Что с вами, государь?

        - Варназд заворочался в постели, сжал виски руками и вдруг сказал:

        - Мать не любила меня, пока не увидела, что брат  мой  уже  взрослый. Однажды он ударил меня по лицу: на следующую ночь она пришла сюда, села  у изголовья и долго плакала. Когда она пришла  через  два  дня,  было  очень темно. Она села на то же место: а я взял  в  темноте  подол  ее  платья  и приметал к нему мешочек с лягушачьими лапками и прочим вздором, чтобы  она любила меня. А потом казнили брата, завели следствие о  монахах-шакуниках, и мешочек приписали им, - я ведь ничего не мог сказать, правда?

        Киссур промолчал. Варназд схватил его за рукав и зашептал:

        - Никогда, никогда не проси у меня, как Нан,  помилования  для  храма Шакуника.

        И снова ночь  нависла  над  городом.  Все  честные  люди  спали,  как предписал государь Иршахчан. Горели лишь звезды  на  небе,  горели  свечки воров и плошки сектантов, горели горны алхимиков и нетленный огонь в  зале Ста Полей.

        В  это  время  раскрылась  потайная  дверь,  и  в  дворцовый  кабинет господина Нана вошел человек в белом плаще и с фонарем в форме стеклянного гуся. В таком одеянии  первый  министр  Руш  ходил  когда-то  по  ночам  к государыне Касие. Когда сын Касии взошел на трон, он отрубил Рушу  голову. Но Руш, верный любовник, не перестал ходить по  дворцу  по  ночам,  только голову свою теперь носил подмышкой. Стражники

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту