Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

105

торговцем, привозил из Чахара соленую белоглазку.  А  недавно  все  крупные  торговцы рыбой, из "красных циновок", сговорились и у всех четырех ворот белоглазку скупают не больше одной желтой за кадушку.  Покупают  втридешева,  продают втридорога. Брат попытался продать сам:  рыбу  унесли,  зонтик  сожгли,  а брата порезали.

        - Говорят, - сказал Изан,  -  при  Золотом  Государе  государство  не давало в обиду мелких торговцев и само все скупало у них  по  справедливой цене.

        - Это, значит, лучше? - спросил желтоглазый. Странное  дело:  он  еще ничего не сказал, а как-то уже было немыслимо его ударить.

        - Конечно, лучше, - сказал стражник Изан.

        - Но ведь, - усмехнулся лукаво  старик,  -  крупные  торговцы  платят серебром, а Золотой Государь,  говорят,  платил  удостоверениями  о  сдаче товара, и на эти удостоверения потом ничего нельзя было купить.

        - Все равно лучше, - сказал Изан. Государь  есть  государь.  Если  он делает мне беду, то бескорыстно. А частному лицу на моей беде я наживаться не позволю.

        Тут снаружи послышались крики. Захрустели запоры: в камеру вошел один из секретарей господина Мнадеса,  управляющего  дворца.  Секретарь  был  в темно-зеленом кафтане на салатовой подкладке, с черным оплечьем и в черных сафьяновых сапожках. В последнее время люди  Мнадеса  одевались,  соблюдая традиции.

        - Я, недостойный, - промолвил секретарь,  глубоко  кланяясь  грязному старику с золотыми глазами, - имею честь служить  при  господине  Мнадесе. Смею спросить: вас ли называют Арфаррой?

        -  Что?  -  Да,  Арфарра,  я,  конечно,  Арфарра,  -  сказал  старик, по-особенному осклабясь и вертясь.

        Секретарь почтительно задумался.

        - А не могли бы вы, - молвил он, - поведать  мне  о  последней  вашей встрече с мятежником Баршаргом?

        - Могу, - вскричал старик, - очень даже могу. -  Вскочил  с  места  и взмахнул грязными руками:

        - Значит так: он - на деревянном гусе; я - на медном павлине! У  него волшебный меч, у меня - вот такая кубышка!

        Старик повернулся и подхватил горшок с  тюремной  похлебкой.  Грязный балахон хлопнул за спиной. По горшку словно пробежали голубые молнии.

        - Он махнул мечом и прочитал заклинание! Тотчас  же  с  неба  слетели голубые листья, превратились в волков и накинулись на  государево  войско. Я, однако, прочитал заклинание  и  брызнул  водой  из  кубышки,  -  тотчас посыпались желтые листья, превратились в мечи и стали сечь волков.  Глядь, - те пропали, вся равнина вновь усеяна листьями. Тут  он  махнул  рукой  и произнес заклятия, - листья вспучились волнами, вот-вот затопит государево войско.

        "Негоже!" - крикнул я и взмахнул рукавом. Вся  вода  ушла  ко  мне  в рукав. Тут  я  поднял  кубышку  и  прочитал  заклинание,  -  чернокнижника выворотило наизнанку и внесло ко мне в кубышку: одна  голова  гуся  торчит наружу!

        И старик поднял кубышку: из нее, действительно, торчала голова живого гуся, поводила глазами.

        - Я - к государю. "Эге! - говорит государь.  -  Чего  это  у  кувшина горлышко неровное?" "Неровное - так сравняю, - отвечаю я, - и одним ударом сношу гусю голову!"

        С этими словами старик  выхватил  у  стражника  алебарду  и  расколол алебардою горшок. Гусиная кровь так и брызнула секретарю в  глаза,  залила платье. Тут только секретарь  сообразил,  что  это  не  кровь,  а  вонючая тюремная похлебка. Секретарь отпрыгнул, ругаясь, и выскочил из камеры.

        В камере оба стражника упали на колени перед стариком:

        - Яшмовый араван, - шептал Изан, стелясь по полу носом.

        Секретарь улепетывал вверх по лестнице. Уже на пятнадцатой  ступеньке он  сообразил,  что  гусиная  голова,  которой  стращал  его    сумасшедший фокусник, была

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту