Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

104

стоящих рядом чиновников. И все чиновники по очереди стали говорить, что первый министр всегда прав! В этот миг вошел государь. Мнадес упал на колени:

        - Государь! Есть ли у меня пятно на воротнике?

        Государь изумился. Чиновник что-то  зашептал  ему  на  ухо.  Государь улыбнулся, как породистый котенок, и сказал:

        - Конечно, прав господин первый министр.

        И  министр  полиции  Андарз  крякнул    и    заметил    своему    соседу: "Несомненно, что я конфискую его коллекцию, а не он - мою".

        Господин Мнадес, вовсе того и не желая, оказался в центре  оппозиции. Он охотно соглашался с теми, кто считал, что нынче нарушены  все  принципы управления, и  что  в  государстве  не  должно  быть  трех  разновидностей разбойников, как-то - взяточников, землевладельцев и торговцев.

        Мнадес страдал от обиды. Нан  расчистил  себе  его  же,  мнадесовыми, руками путь к власти, был почтителен. Теперь было ясно, отчего министр  не принял его отставку полтора года назад: знал, знал негодяй и прохвост, что все реформы приведут к бедствиям и упущениям; и хотел свалить все бедствия и упущения на Мнадеса!

        Мнадес стал противиться реформам, и только потом сообразил, что  Нану того только и надо было!

        Нан и  министр  полиции  умелыми  слухами  и  памфлетами  разбередили народное воображение. Народ требовал казни Мнадеса и упразднения дворцовых чиновников.  Министр  полиции  Андарз  собрал  через  соглядатаев  им    же посеянное народное мнение и сделал к Государеву Дню доклад, и этот  доклад был заключением к его собственному, как уверяли, памфлету о "Ста Вазах".

        Господин Мнадес не знал, что делать, и каждый день  молился.  То  ему казалось,  что  можно  будет  обойтись  взаимной  уступчивостью.    То    он спохватывался, что взаимной-то уступчивостью Нан его и стер  в  порошок... Он готов был ухватиться за любую соломинку.

        -  Посмотрите,  какая  нелепица,  ваша  светлость,  -  сказал  как-то секретарь господина Мнадеса, поднося ему на серебряном  подносе  анонимное письмо. Письмо извещало, что господин Нан выследил и приказал доставить  в столицу, с такими-то двумя стражниками, живого аравана Арфарру.

        - Да. Это нелепица, если не  ловушка,  -  сказал  Мнадес.  Несчастный мученик давно мертв: надо это проверить.

        Так-то,  разумеется,  чтобы  проверить  нелепицу,  трое  человек    из внутренней  дворцовой  стражи  встретили  парчовых  курток  с  Арфаррой  у полосатой пристани и препроводили их во дворцовую тюрьму. Парчовые  куртки обиделись и засуетились: на бумагах расписались трижды, и теперь уже  вряд ли можно было защемить узника, если будет удобно.

        Вечером два охранника, Изан  и  Дутта,  зашли  посмотреть  на  нового заключенного. Это был  высокий  старик,  необыкновенно  тощий,  грязный  и седой, в балахоне цвета унавоженного снега и с огромными желтыми  глазами. Старик спросил у них воды помыться. Изан  справился,  есть  ли  у  старика деньги или родня. Денег и родни не было.

        Надо сказать, что раньше в дворцовой тюрьме  сидели,  можно  сказать, все столпы государства, место стражника в ней  стоило  тысячу  розовых,  - такие  высокие  были  доходы  от  страждущих    родственников,    -    и    от несправедливости в ответе старика Изан чуть не заплакал.

        - Ах ты негодяй, - вскричал он,  -  совсем  всякую  дрянь  нам  стали сажать!

        Стражник Изан перевернул  алебарду  и  хотел  тупым  кончиком  побить старика, но стражник Дутта на первый раз его остановил.

        - Невеселый у тебя товарищ, - сказал  старик,  -  что  у  него,  -  с чахарским братом беда?

        Изан замер: откуда этот колдун  догадался  про  чахарского  брата?  А Дутта ответил:

        - Да, беда. У  него  брат,  знаешь  ли,  сделался  мелким

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту