Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

59

- четыре  с  половиной. Айр-Незим отметил, что об этой разнице в ценах стоит Нану сообщить.

        Новый судья десятого округа поклонился и сказал:

        - Прошу прощения за столь позднее вторжение! Но сегодня ночью ко  мне прибежал сыщик и заявил, что он слышал, будто в портовом  кабачке  Золотой Кукиш толпа треплет троих осуйцев. Я немедленно выехал в  кабачок,  но  не обнаружил никаких следов насилия.  Тем  не  менее  я  почел  своим  долгом навестить вас, господин Айр-Незим: точно ли, что у вас никого не зарезали?

        Айр-Незим немного помолчал. И ночи  не  проходило,  чтобы  кто-то  не пустил слуха о драке между осуйскими матросами и народом, и  каждый  пятый из слухов оказывался верным. Обычно власти столицы не очень-то  извинялись за потасовки. В случае чего, они еще брали штраф с осуйского квартала.

        - Нет, сказал посол, - наших сегодня никого  не  зарезали,  а  вашего чиновника, представьте себе, чуть не зарезали: и причем в нашем квартале.

        - Кого же это, - поинтересовался Нан.

        - Иммани, секретаря господина Андарза.

        Нан всплеснул руками.

        - Что вы говорите! Я распил  с  ним  сегодня  чашечку  вина  в  "Трех Трилистниках". Заметил,  что  он  желает  напиться,  и  спешно  простился. Однако, что ему понадобилось в осуйском квартале?

        Осуец пожал плечами:

        - Наши патрульные, - сказал он, - обнаружили его под стеной  квартала в тот момент, когда  над  ним  старался  какой-то  бродяга.  Они  пытались поймать злоумышленника, но тому удалось утечь. Иммани был мертвецки  пьян. Вряд ли он соображал, куда идет.

        Нан вспомнил женский силуэт в двери и шепот:  "Иммани!  Иммани!"  Это точно - вряд ли Иммани соображал, куда идет, но ноги сами  привели  его  в знакомое место. Вернее, то, что между ног.

        Новый  судья  выразил  желание  посмотреть  на  пьяного.  Осуец,    из вежливости, лично проводил его в подсобное помещение при посольской лавке. Иммани лежал на деревянной скамейке, и от него несло спиртным  и  канавой. Нан осторожно поковырялся  в  одежде  пьяного,  вытащил  кошелек  и  двумя пальцами ослабил кожаный шнурок:

        - Однако у него ничего не украли! - изумился чиновник.

        - Бродяга выронил кошелек, когда увидел патруль, - пояснил посол.

        Кладя кошелек обратно, Нан тихонько спустил в него ключи, которые  он три часа назад  прихватил  с  собой.  Случись  у  него  такая  история  со стражниками империи, он бы, разумеется, спер ключи, а стражники бы  сперли все остальное. Но  тут  добродетельные  лавочники,  как  и  опасался  Нан, оберегли карманы. "Вот чудаковатый народ" - причмокнул про себя чиновник.

        Господин посол заверил господина судью, что  завтра  же  утром,  едва откроют большие ворота, он лично отправит  захворавшего  чиновника  в  дом своего друга Андарза. Он был очень растроган  учтивым  визитом  гостя,  и, прощаясь, вынес ему скромный подарок. "Это не случайный визит!  -  отметил про себя консул. - Этим визитом он хочет показать, Нан  не  забыл  прежних друзей, и при случае можно на него рассчитывать."

        Консулу было крайне приятно иметь среди приближенных Нарая  человека, на которого можно было рассчитывать.

          6

        Когда Шаваш проснулся, было уже  позднее  утро:  в  стеклянных  окнах сверкало лимонное солнце, плавились золотом крутобокие вазы на малахитовых подставках, и по расшитому шелком ковру кралась  пушистая  кошка.  Постель молодого господина была пуста: пухленькая служанка вытряхивала перину.  На столике лежала книга с черной обложкой.

        - Давай-ка я помогу, - сказал Шаваш.

        - Да лежи уж, - сказала служанка.

        Но Шаваш все-таки помог  ей  управиться  с  периной:  потом  служанка показала ему, как мести ковер, чтобы вылущить из него  кошачью

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту