Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

86

сел под равнодушным богом, а  Шаваш  придвинул свое кресло к Бьернссону и спросил:

        - Так кто же вы такие, желтые монахи?

        Бьернссон взглянул на него и похолодел. Тот улыбался так же вежливо и предупредительно, как полтора года назад,  в  тот  день,  когда  Бьернссон явился в управу.

        - И когда же вы стали меня подозревать, господин Шаваш?

        - С тех пор, как вы пришли в мой кабинет в столице.

        "Бог ты мой! Я ведь  тогда  хотел,  клянусь,  хотел  все  сказать.  А теперь? А теперь он мне не поверит. Если я скажу  ему,  что  мы  здесь  не тысячу лет, а четверть века, что все басни о злых оборотнях - это  не  про нас... Господи, он мне никогда не поверит! Он повесит меня вверх ногами  и будет бить до  тех  пор,  пока  не  до-бьется  тех  ответов,  которые  ему покажутся правильными."

        И Бьернссон потерянным голосом сказал:

        - Ох, господин Шаваш! Поверьте, я вам все объясню. Честное  слово,  к гибели храма мы не имеем никакого отношения...

        Старый монах полез из кресла. Кажется,  он  хотел  вцепиться  подлому бесу в горло. Шаваш вдруг мягко, но протестующе вскинул вверх руки.

        - Помилуйте, - сказал чиновник, - что за объяснения между  уважающими друг друга людьми. Я прекрасно понимаю, что желтые монахи  никогда  ни  во что не вмешивались. Я прекрасно понимаю, что даже если вы, кто  бы  вы  ни были, во что-то вмешивались, то все равно намерены это отрицать.  Я  также полагаю, что, каковы бы ни была ваша политика, вы не  хотели  бы  изменять ее.

        Шаваш оглянулся на  монаха-шакуника,  и  тот  тяжело  сел  на  место. "Господи! - понял Бьернссон. - Он не доверяет этому монаху,  помимо  всего прочего!"

        - Чего ж вы от меня хотите? - тупо спросил Бьернссон.

        - Как чего? Чего все хотят - золота! - брякнул Шаваш.

        Бьернссон вытаращил глаза.

        - Золота, - нагло сказал чиновник. - Уж кто-то, а  вы-то  философский камень изготовить можете! Это мне и отец Адуш сказал.

        - Поверьте,  -  поддакнул  сбоку  отец  Адуш,  -  мы  бы  никогда  не осмелились так пугать вас, если бы  вы  сделали  Сият-Дашу  золото.  А  вы взамен затеяли эти фокусы со взрывчаткой!

        Глаза Бьернссона стали от удивления как две  репы.  Ай  да  чиновник! Пусть миру будет карачун, а мне - скатерть-самобранка!  На  физика  словно дерьмом пахнуло.

        - Я бы, - сказал он нахально, - на вашем месте просил  бы  о  счастии для народа.

        Шаваш прищурился. Маска  старательного  чиновника  словно  слетела  с него.

        - Я, - ухмыльнулся Шаваш, - всегда обожал  сказки.  В  сказках  часто рассказывается о том, как крестьянин выпросил у духа неразменный  кошелек, и никогда - о том, как крестьянин выпросил у духа счастья для народа.  Это уже совсем другой жанр. Это уже не  сказка,  а  хроника  -  восшествие  на престол государя Иршахчана.

        Даже Бьернссона покоробило от такого отзыва о государе.  В  этот  миг запела у двери медная тарелочка. Вошел стражник, зашептал, - посыльный  от аравана Фрасака, с важнейшими вестями. Шаваш подумал, извинился и вышел.

        Над усадьбой лежала вышивка созвездий, пахло свежим сеном и струганым деревом. Шаваш узнал в посыльном самого племянника аравана.

        -  Араван  Фрасак  арестовал  Арфарру,  -  сказал  посыльный,  -  что прикажете делать?

        Шаваш молчал мгновение, ошеломленный. "Ах да, - вспомнил он глупейший приказ аравана, который, невесть откуда прослышав о желании Шаваша,  решил ему угодить. - Мне же еще целый выводок Арфарр навезут".

        Шаваш пробежал глазами описание примет.

        - Очень благодарен аравану за извещение, - сказал Шаваш торопливо,  - но это не тот Арфарра, который мне нужен.  Отшельники  вечно  пробавляются этим именем.

        Племянник заговорщически растопырил глаза

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту