Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

83

сами говорили, что нельзя  делать другим то, что не хочешь, чтобы делали тебе. Вот вы  убежите,  а  Сият-Даш повесит пол-деревни... Справедливей  будет,  если  мы  из-за  вас  повесим Сият-Даша, чем если Сият-Даш из-за вас повесит пол-деревни.

        Разбойник Ниш улыбался. Все-таки он заполучил себе в  шайку  стоящего колдуна. Почесал в затылке и прибавил:

        - А если с вашими бесами  что-нибудь  случится,  и  они  не  растащат стену, мы, пожалуй, все равно ворвемся в усадьбу и спасем вас. Как  только люди  услышат,  что  вы  стали  во  главе  правого  дела,  вся    провинция взбунтуется против министра Нана. Представляете?

        Бьернссон очень хорошо представлял.

        На садовой дорожке Бьернссон столкнулся с сыном  Сият-Даша:  изящным, гибким юношей лет двадцати, - тот приехал  к  отцу  на  именины.  Это  был человек совсем другого поколения, чем Сият-Даш:  нежный  и  несчастный  от наследственного  богатства.  Юноша  нерешительно  посмотрел  на  бродячего проповедника, не будучи вполне уверен, к какому разряду людей  принадлежит этот человек, - к тем, которые обманывают его отца, или к тем, которые  от его отца страдают, - но отвесил все-таки яшмовому аравану глубокий поклон.

        За ажурной зеленью вечереющего сада, заслоняя нищету  далеких  хижин, перла в небо  толстая  кирпичная  стена  с  желтой  башенкой  и  скучающим часовым. Бьернссон стоял молча, сжимая в руках черный бамбуковый посох  со стальным  стержнем  внутри.  Один    поворот    верхнего    коленца,    слабый радиосигнал, - и эти проклятые стены взлетят на воздух. "Я же не хотел,  - думал Бьернссон - я же хотел только бежать. Откуда взялся  этот  проклятый разбойник? Кто дал право этому народу решать за меня?"

        - Святой отец!

        Бьернссон обернулся, - позади, у рододендрона в желтой  шубке,  стоял старый судья Каш, Тот самый, с которым он полтора месяца назад  приехал  к Сият-Дашу.

        - Святой отец, - сказал он. - Мое служебное положение обязывает  меня присутствовать... Но... я искал вас полтора месяца,  а  Сият-Даш  говорит, что вы обосновались в его усадьбе? Уж не обманул  ли  он  вас?  Я  бы  мог поговорить в ним...

        Судья Каш запинался. По правде говоря, ему вовсе не хотелось говорить с начальником округа. У этого человека была живая совесть, но  ему  каждый день приходилось отрезать от нее по кусочку. Он все  время  одалживался  у негодяев, чтобы творить добро, и в делании  добра  и  зла  еле-еле  сводил концы с концами. Попросив за яшмового аравана, он не выпросил у  Сият-Даша ничего, а задолжал бы ему изрядно.

        Яшмовый араван поглядел на старого чиновника, лениво сузил глаза.

        - Благодарю, господин судья, мне не нужна ваша помощь.

        Судья Каш съежился, как мышь под дождем, а потом вдруг промолвил:

        - Вы продешевили, яшмовый араван!

        - Что?

        - Вы  продешевили,  ибо  за  сколько  бы  вы  ни  продали  свою  душу Сият-Дашу, это было все равно слишком дешево.

        Яшмовый араван повернулся и вошел в дом.

        Тонкие  дымки  серебряных  курильниц  таяли  в  высоких,  из    Иниссы привезенных зеркалах, и  гости,  нарядные  и  возбужденные,  столпились  у маленького алтаря, воздвигнутого в честь именин. Гостей было еще  немного, человек шесть или семь, - остальные гуляли в  саду.  Появление  Бьернссона вызвало всеобщее оживление. Один из чиновников,  взмахнув  рукавами,  взял лютню, и склонившись над ней, как мать над ребенком, стал  петь  песню  об облаке, зацепившемся за ветку. Это была  очень  красивая  песня.  Чиновник кончил песню и повернулся к охраннику:

        - Мы, - сказал чиновник, - сегодня пришли в умиление  перед  красотой простой природы. А умеешь ли ты, деревенщина,  видеть  красоту  облаков  и гор?

        Охранник озадачился

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту