Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

69

в  живых  после  смерти,  и  в  годовщину  гибели  храма слетаются в его руины с непристойным хохотом и шутом. В это  время  смелые люди могут подойти к ним и узнать о будущем  и  вечном.  Я  сам  купил  за тысячу золотых книгу, и эту книгу продиктовал лично колдун Даттам, сидя  у чернокнижника в стеклянном кувшине и с  жабою,  вцепившейся  в  детородный орган. И  эта  книга  состоит  сплошь  из  колдовства.  А  вы  говорите  - колдовства нет. Разве я такой человек, чтобы заплатить тысячу  золотых  за подделку?

        Все заинтересовались редкой  покупкой.  Принесли  драгоценную  книгу. Бьернссон стал перелистывать фолиант, пряча улыбку.

        - И что, - насмешливо спросил Бьернссон, удалось  ли  вам  с  помощью рецептов этой книги изготовить философский камень?

        - Все дело в том, сударь, - объяснил Сият-Даш, - алхимия не наука,  а искусство. Книга сия подобна  учебнику  стихосложения.  Недостаточно  ведь знать размер и вид куплетов, чтобы слагать  стихи,  надобно  быть  великим поэтом, как Даттам или Адуш.

        На следующее  утро  гости  разъехались,  а  хозяин  повел  Бьернссона осматривать усадьбу. Как и накануне, он был  необычайно  грустен.  Яшмовый араван не мог не спросить о причине.

        - Право, - сказал хозяин, - у  меня  в  доме  большое  несчастье.  Я, видите ли, не досчитался по ведомостям  трехсот  тысяч,  а  через  полтора месяца ревизия.

        Бьернссон помолчал и сказал:

        - Да, это действительно большая беда.

        Сият-Даш упал на колени:

        - Умоляю вас, - помогите мне!

        - Друг мой, - сухо сказал Бьернссон, - все  знают,  что  у  меня  нет денег. А если бы они были, я бы роздал их беднякам, а не казнокрадам.

        Хозяин заплакал.

        - Я знаю свои грехи, -  сказал  он.  Но  ведь  вы,  господин  араван, монах-шакуник, и умеете делать золото!

        - Прощайте, мне пора, - сказал Бьернссон.

        Хозяин обхватил его конопляные башмаки и закричал с колен:

        - Видит небо,  нехорошо  поступает  тот,  кто  не  слушает  униженных просьб, и неправ богач, отказавший нуждающемуся!

        Бьернссона, почтительно заломив руки, отвели во флигель.  Во  флигеле стояли реторты и перегонные кубы, и за каменными зубьями магического круга мерцали склянки с алхимическими зельями. Хозяин, кося глазами  от  страха, сказал:

        -  Алхимики,  подобные  вам,  араван  Арфарра,  часто  скрывают  свое искусство, ибо иначе их заточают и преследуют. Но со мною, клянусь честью, вам нечего опасаться. Слово мое так же верно, как верно то, что небо стоит на восьми столбах. Сделайте десять тысяч золотых  государей,  и  я  отпущу вас. Вы сами говорили, что искупаете чужие грехи - искупите же мой!

        Три дня Бьернссон не разговаривал и не вставал с лежанки. Знаками  он отказывался от еды. Стражники, приставленные  к  алхимику,  видимо  жалели его, но на глазах хозяина поворачивались к нему спиной.

        Из окон бревенчатого флигеля была видна управа - шпиль,  воткнутый  в небо, и подземелье,  куда  сажали  провинившихся.  Бьернссон  плохо  спал, забывался только под утро, - но через час его будил петуший крик  и  дикие вопли недоимщиков, который пороли у столба с государевым именем.

        Он просыпался,  таращил  глаза  и  глядел  на  прозрачные,  бесстыдно изогнувшиеся  ряды  реторт.  В  нем  пробуждался  атавистический  инстинкт физика. Инстинкт уговаривал его сотворить  чудо.  Бьернссон  сжимал  зубы, закрывал глаза и тихонько повторял себе, что такие прецеденты уже были,  и что тот, кто полагается вместо слов на чудеса, кончает обыкновенно плохо.

        Вечером четвертого дня во  внутреннем  дворике  флигеля  сидело  трое охранников. Двое, постарше, пили вино, а один, помоложе, пришивал, навощив нитку, к форменной шапке самшитовые колечки

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту