Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

39

Еще две десятых получали  министры  Нан  и Чареника, которые тоже как-то при этом значились. Это, значит, опять:  он, Шимана, ставит станки, а министр еще получает с этого проценты? А он  хоть представляет себе, сколько стоит заменить хороший станок на лучший?

        И Шимана сказал, как отрубил:

        - Новшества - опасная вещь. Они придуманы для выгоды частных лиц и  в ущерб общему благу.

        Это было веское замечание, но господин Нан,  словно  и  не  расслышав таких слов, с наслаждением смаковал красноватый напиток в глиняной чашке.

        - Восхитительно, - проговорил министр, - восхитительно. Что же это  - травы, ягоды, листья?

        Шимана очень вежливо улыбнулся.

        - И листья, и ягоды, а главное -  молитвы,  сопутствующие  заготовке. Это тайна моей паствы.

        - Не стыжусь признаться,  -  произнес  первый  министр,  -  я  просто очарован "красной травой". Право - бы пил  ее  каждое  утро,  если  б  был запас.

        - О чем разговор, - вскричал Шимана,  -  почту  за  честь  завтра  же прислать хоть мешок!

        Они поговорили еще  немного.  Министр  распрощался  и  отбыл.  Шимана Двенадцатый, один из богатейших  людей  империи  и  наследственный  пророк "красных циновок", остался наедине с писаной красавицей, плетущей циновку. Он немного помолился, а потом сказал:

        - Светлая матушка! Это человек похож на камень александрит, на солнце он синий, а при свече он красный! При мне он бранит монополию цехов,  а  с цеховым мастером он бранит  монополию  крупных  торговцев!  Почему  бы  не поднять  восстание  в  Чахаре?  Можно  будет  отделиться  от    империи    и провозгласить эру Торжествующего Добра!

        Писаная красавица молча плела циновку.

        - Приходил ко мне вчера юноша, некто Ридин, - продолжал Шимана,  -  и спрашивал, правда ли, что тот, кто убьет врага веры,  попадет  на  небеса? Вот Ридина-то завтра бы и послать с мешком "красной травы" в подарок.

        - Треть трав нынешнего года, - сказала женщина - пустишь  на  семена. Построишь сушилки. Купишь в столице харчевни, и в провинции тоже. Повесишь вывески: "Здесь подают красную траву".

        - Светлая матушка, - опешил Шимана, - что ты такое говоришь?

        - Дурак ты, - сказала женщина.  -  Если  первый  министр  будет  пить "красную траву", через месяц вся столица станет ее пить. Будет тебе  денег на паровой станок и на все прочее.

        Господин Нан вернулся в свою резиденцию у Нефритовых Ворот. Спать он, однако, несмотря на поздний час, не собирался. Он спустился в кабинет, где со стен глядели головы священных птиц, соединенных по двое цепочкой, зажег серебряные светильники на высоких одутловатых ножках, и, прежде чем  сесть за бумаги, подошел поклониться полке  с  духами-хранителями.  На  полке  в западном углу стоял парчовый старец,  яшмовая  черепаха,  еще  двое  богов пониже чином, и, как положено,  маленькая  куколка,  -  предыдущий  хозяин "тростниковых покоев". Предыдущим хозяином был ныне покойный  Ишнайя.  Тут глаза  Нана  сделались  совершенно  безумными:  жертвенная  плошка    перед куколкой покойника была пуста, а ведь, уходя,  Нан  оставил  в  ней  целую корову, то есть коровай - ну да покойнику все равно.

        Нан шарахнулся в сторону и схватил тяжелый подсвечник.

        - For Gods sake, David!

        Нан выругался и опустил подсвечник. Из-за  бархатной  портьеры  вышел Свен Бьернссон. Выглядел он неважно, как говорится: штаны из ботвы, кафтан из листвы, а шапка из дырки.

        - Ну и нервы у господина министра, -  сказал  Бьернссон  и  уселся  в глубокое кресло о шести ножках.

        "Так я и знал, что он жив" - подумал Нан.

        - Как вы сюда попали? - осведомился он.

        - Не бойтесь, господин министр, меня  никто  не  видел.  У  вас  есть служаночка Дира: прелестная

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту