Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

30

- подумал Нан, если знаю, как все  исправить.  И  уж точно буду проклят, если все не исправлю".

          3

        Шаваш явился во  дворец  под  утро.  В  саду,  перед  покоями  нового фаворита, уже толпились придворные. У круглой решетки фонтана громко рыдал начальник дворцовой охраны, ближайший друг арестованного Ишнайи.

        - Какой позор, - плакал он, не таясь, - почему не мне дали арестовать преступника!

        Нана Шаваш застал в кабинете с указами и людьми.  Решения  Нана  были безошибочны, кисть так и летала по бумаге. Нан  поднял  безумные  глаза  и вежливо сказал:

        - Где вы были, Шаваш! Вас искали всю ночь.

        Шаваш,  поклонившись,  объяснил,  что  он  уезжал  за  город  отвезти документы отца Сетакета, и протянул записку: "Господин Шаваш! Сожалею, что ввел вас в ненужные хлопоты с документами и, разумеется, прошу  никого  не разыскивать по поводу моей смерти. Передайте, пожалуйста, господину  Нану, что в монастыре ему очень благодарны за то, что он  нашел  и  вернул  кота настоятеля".

        - Какого кота? Что за чушь? - спросил недовольно Нан.

        - А того, который пропал в Харайне, - пояснил Шаваш. -  Настоятель  в нем души не чает, а по-моему, жирная животина.

        Нан моргал, а Шаваш, кланяясь, закончил:

        - А монах сегодня вечером пришел на  синий  мост  и  на  глазах  всех тамошних булочников кинулся вниз. Там такое течение, что  тело  так  и  не вытащили. Я...

        Тут господин Нан не сдержался и заорал:

        - Слушайте, Шаваш, какое мне дело до котов и желтых монахов!

        Через десять минут Шаваш рвал из секретарских рук  бумаги  с  теплыми еще печатями на именах. Глаза у него,  при  виде  имен,  стали  круглые  и восторженные. Все желтые монахи вылетели у него их головы.

        Неделю император не вставал с постели, и  всю  неделю  в  городе  шли аресты. Никто из близких господина Ишнайи не мог  быть  спокоен  за  жизнь свою и имущество. В первые часы арестовывали  больше  именем  государя,  а вскоре - именем господина Нана.

        Уже после полудня секретарь Нана, Шаваш, со множеством желтых  курток явился к другу первого министра, министру  финансов  Чаренике,  начинавшем карьеру финансиста еще при государыне Касие. Чареника был человек мелкий и злобный, пытал людей по пустякам. Глазки у него лезли на  переносицу,  про таких говорят: не будь  носа,  глаза  бы  друг  друга  съели.  Впрочем,  в полнолуние он постился и мыл ноги нищим. До Чареники финансы были  просты: каждый крал, сколько мог. С Чареникой стало хитрее.

        Шаваш вошел: ах, какой чертог! Мраморные дорожки, порфировые колонны. Наборные потолки впятеро выше разрешенных  в  частном  строении.  Наборные потолки были выше вот отчего: государыня  Касия  несколько  раз  выпускала государственный заем. Получить по нему  стало  трудно,  и  маленькие  люди продавали билеты за  два-три  процента  от  стоимости.  Другое  дело  люди уважаемые - те покупали билеты маленьких людей и получали от казны  полный выкуп.  (Никто  никого  не  обманывал:  маленькие  люди  ведь  не  обязаны продавать билеты, так? И государство ведь обязано платить по займу хотя бы некоторым, так?)

        Впрочем, есть у министра финансов и  другие  способы  поднять  повыше потолок.

        Господин Чареника встретил Шаваша с лицом  белым,  как  бараний  жир. Шаваш показал ему пачку документов.

        - Это ваша подпись?

        - Моя, - опустив глаза, сказал господин министр.

        - Господин Нан хочет предъявить эти бумаги государю, - сказал Шаваш.

        - Понимаю, - сказал господин Чареника, и лицо  его  из  белого  стало зеленым, как заросший ряской пруд.

        - Господин Нан, - продолжал Шаваш, -  желает  предъявить  эти  бумаги государю. Он не понимает,  каким  образом  на  них  могла  оказаться

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту