Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

25

государь Варназд, -  если  государь  подписал указ, не читая - значит, он бездельник, а если прочел и послал на  каторгу человека, который первым за триста лет поплыл за море - так он негодяй.

        Киссур молчал.

        - Скажи мне, Кешьярта, честно, - продолжал государь, - что ты думаешь о государе?

        Киссур молчал.

        - Неужели ты им доволен?

        - Друг мой, - проговорил Киссур. Вот если бы нас тут было не двое,  а трое, и один бы ушел, а мы бы принялись судачить о нем и  поносить  его  в его отсутствие, как бы это называлось?

        - Это бы называлось - сплетня.

        - Так вот, друг мой. Мне, может быть, и есть что сказать  императору. Только говорить такие вещи за глаза -  это  много  хуже,  чем  злословить. Потому что  через  слово,  сказанное  в  лицо  государю,  можно  и  головы лишиться, и мир изменить; а если сплетничать о государе за  глаза,  то  от этого ничего, кроме дурного, для страны не бывает.

        Тут Киссур поднатужился и вытянул столб из половицы, как морковку  из земли. Сарай крякнул. Киссур  соскоблил  с  себя  веревки,  словно  гнилые тыквенные плети, и вынул из сапога длинный кинжал. У кинжала  была  голова птицы кобчик и  четыре  яшмовых  глаза.  Посереди  двуострого  лезвия  шел желобок для стока крови. Киссур разрезал на товарище веревки и сказал:

        - Вот этим кинжалом шпионы империи убили моего отца в тот самый день, когда последний король Варнарайна признал себя вассалом империи.

        Юноши прокопали  в  крыше  дыру,  вылезли,  перемахнули  через  стену усадьбы и побежали через развалины монастыря к берегу. И тут,  у  поворота дорожки, у старого тополя со страшными язвами рака  на  серебристой  коре, Варназд вдруг увидел человека. Тот  был  выше  государя  Варназда  и  выше государя Иршахчана. На нем был зеленый шелковый паллий монаха-шакуника,  и плащ цвета облаков и туманов, затканный золотыми звездами.  Глаза  у  него были как два золотых котла.

        - Щенок Касии, - сказал человек, - это тебе за меня и за моих друзей.

        Человек взмахнул  плащом,  плащ  взлетел  вышел  тополей  и  облаков, золотые звезды посыпались тополиным пухом. Государь вскрикнул и  схватился за горло: астма!

        Очнувшись, государь обнаружил,  что  лежит  под  позолоченной  чашей, украшенной мерцающими плодами и славословиями государю,  и  вода  из  этой чаши течет ему за шиворот, а оттуда - в канавку. Четверо парней  растянули на земле Киссура, словно шкуру для  просушки.  Лицо  Киссура  было  залито кровью, и губы у него были словно у освежеванного хорька. Куда-то в  кусты за ноги волокли мертвого слугу.

        - Что же ты не бросил  этого  припадочного,  -  спрашивал  Харрада  у Киссура, - ты бы успел бежать!

        Киссур не отвечал.  Харрада  схватил  у  слуги  лук,  намотал  волосы Киссура на конец лука и стал тыкать его лицом в сточную канаву.

        - Собака, - закричал Киссур, выплевывая вонючий песок, - когда-нибудь государь узнает всю правду и покарает продажных тварей!

        Вокруг засмеялись. А Харрада присел на корточки, словно от  ужаса,  и вдруг заорал, выкатив глазки:

        - Ба! - я сам буду государем! Разве мало первых министров садилось на трон? Отец говорил мне: из этого Варназда такой же государь, как из мухи - жаркое! Он даже не читает до конца указов, которые подписывает!

        Харрада был, конечно, сильно пьян: как можно говорить  такое  даже  в шутку?

        - Позови стражу! - закричал государь.

        - Ва! - сказал Харрада. Вы слышали: этот вор залез в мой дом, а когда его поймали, стал говорить, будто первый министр непочтителен к государю.

        Государь в ужасе закрыл глаза. Все вокруг: и  ночной  сад,  и  пьяный хохот, и эта ваза, украшенная его личными вензелями, и  холодная  земля  и вода, казались ему

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту